Разоблачение заговора и просевы Жатвы

Смотри также:

Подробная биография Ч.Т. Рассела

Предыдущая статья:  1891-1892 – Да Придет Царствие Твое


РАЗОБЛАЧЕНИЕ ЗАГОВОРА И ПРОСЕВЫ ЖАТВЫ

 (1893-1896)


1893 год


(Расселу 41 год)
(Третий Призыв Жатвы Евангельского Века 1891-1894)

(Третий Просев Жатвы Евангельского Века 1891-1894)

Воспоминание в Аллегейни в 1893 г.

Вначале 1893 года пастор Рассел начал переговоры с железными дорогами, чтобы договориться о традиционных билетах со скидкой для желающих приехать в Аллегейни на празднование Воспоминания смерти нашего Господа. Однако это оказалось невозможным, поскольку в этом году железные дороги подготовили привлекательные скидки на поездку в Чикаго, штат Иллинойс, где с 1 мая по 30 октября проходила Всемирная Колумбийская Выставка. Это побудило Чарльза и Марию задуматься о том, чтобы провести в августе в Чикаго главную встречу Исследователей Библии. В Аллегейни должна была состояться лишь небольшая встреча на Вечерю Воспоминания. Тем не менее, 30 марта в Аллегейни собралось около 200 человек – большинство из местного собрания, но около 50 человек приехали из разных мест в штатах Пенсильвания, Нью-Йорк, Огайо, округ Колумбия, Миссури, Айова, Канзас и Невада. 18 человек приняли крещение. Чарльз сказал, что встреча прошла в очень хорошей атмосфере и хорошем духе.

Визит Иосифа Рабиновича в июне, с которым Чарльз и Мария встретились в Кишиневе, стал важным событием для пастора. Он хотел лично понаблюдать за деятельностью пастора Рассела в Соединенных Штатах и ​​на несколько дней посетил его в Библейском Доме в Аллегейни. Это стало возможностью обсудить множество тем. Рабинович также привез с собой печатный шрифт с русским алфавитом, что открыло путь для перевода и печати литературы на этом языке.

Тем временем Библейский Дом оставил Х.Л. Гиллис (который работал с пастором с 1885 года), чтобы работать обозревателем в одной газете… его уход из офиса означал, что редакционный коллектив сократился. С этого момента можно было наблюдать расширение представленных статей. Сионская Сторожевая Башня постепенно превратилась в периодическое издание, которое публиковало исключительно взгляды пастора Рассела.

  * * *

КОНВЕНЦИЯ В ЧИКАГО

Конвенция в Чикаго, 1893 г.

Чтобы еще больше ободрить разбросанных братьев и укрепить единство среди исследователей Библии были организованы общенациональные конвенции.

Первое такое собрание состоялось 20-24 августа 1893 года в Чикаго, штат Иллинойс. В нем приняли участие 360 человек, 300 из которых прибыли из отдаленных регионов США (включая штаты Калифорния, Орегон, Вашингтон, Техас, Флорида и Новая Англия) и Канады (Онтарио, Манитоба и Новая Шотландия).

Ежедневно перед обедом Рассел произносил примерно полуторачасовую проповедь, за которой следовали обсуждения. Послеобеденное время было посвящено часам вопросов и ответов. Чарльз предоставил большинство ответов, но на некоторые вопросы о повседневной деятельности Библейского Дома отвечала Мария. Во время специального служения крестились 70 человек. Для этого баптистская церковь в Чикаго предоставила им подходящее место в Баптистской Церкви Голгофа. Последний день встречи был посвящен обучению и поощрению распространителей книг.

World’s Columbian Exposition 1893

После окончания конвенции многие, в том числе и Рассел, остались еще в Чикаго, чтобы посетить Всемирную Колумбийскую Выставку. После встречи пастор написал:

«На протяжении всей встречи я был под впечатлением одной особой мысли о том, что религия сердца необходима; и что каждый, кто имеет ее, должен быть и будет доволен получением как можно большего интеллектуального знания о воле и плане Бога; но тем, кто исповедует только религию головы, не находясь в гармонии со своим сердцем и жизнью, будет позволено подражать ложному пониманию других людей во внешней тьме и смятении, в которых сейчас пребывают мир и номинальное христианство».

Конвенция в Чикаго, 1893 г.

 * * *

Вернувшись в Библейский Дом, пастор Рассел был рад узнать о завершении перевода тома «Рассвет Тысячелетия: Время Приблизилось». Теперь требовались печать, верстка и оправа томов, а затем их подготовка к отправке. Большой объем работы привел к тому, что они были отправлены в Вюртемберг, Германия, только в октябре. Одновременно была отправлена ​​еще одна партия первого тома «Рассвет Тысячелетия: Божественный План Веков». Письма, которые приходили оттуда, показали пастору, что они были хорошо восприняты. В ноябре был завершен перевод первого тома на шведский язык, а также продолжился перевод на датско-норвежский язык.

  * * *

НАЧАЛО БУНТА В БИБЛЕЙСКОМ ДОМЕ

Dom Biblijny w Allegheny

В отсутствие пастора Рассела в Библейском Доме была предпринята попытка бунта. Один из его ближайших соратников, С.Д. Роджерс, начал распространять клеветнические слухи о Чарльзе. Вероятно, причиной были определенные доктринальные споры. Роджерс был недоволен тем, что Мария Рассел препятствовала публикации его точки зрения на страницах Сторожевой Башни Сиона. Чарльз нашел время и встретился с Роджерсом и его сторонниками, чтобы обсудить, среди прочего, вопрос о выкупе. В результате они помирились, но Чарльз отправил Роджерса работать в Англию. К концу декабря Роджерс добрался до Лондона и жил в скромной квартире рядом с пунктом распространения литературы, где руководил деятельностью. В его обязанности входило обеспечение склада, чтобы книги, брошюры, буклеты и журналы были легко доступны для распространителей и волонтеров. Проводя обучение распространителей, он мог передать им свой опыт из Соединенных Штатов.

К сожалению, слухи и клевета быстро распространились по собраниям в Соединенных Штатах. В нескольких собраниях они нашли людей, на которых повлияли. В результате несколько старших этих собраний обвинили пастора Рассела в диктаторском способе управления движением Истины. Они требовали изменений и большей автономии для местных общин, а некоторые из них даже зашли так далеко, что потребовали отстранения Рассела от должности главы Общества Сторожевой Башни Сиона. За короткое время мелкие клеветнические слухи разрослись до размеров серьезного беспокойства о том, что штаб-квартира ассоциации пытается подчинить все собрания, чтобы повлиять на выбор местных служителей и диктовать содержание изучаемых тем. Все это было неправдой, но эта клевета легко доходила до тех, кто был недоволен или возмущен, которые затем становились сторонниками таких взглядов. В результате они стали противниками пастора и работы, которую он курировал как «тот верный раб».

        Роза Бэлл и Эрнест Хеннингес,

                         Чикаго 1893 г.

Воспользовавшись всей этой суматохой, несколько последователей Роджерса выявились в Библейском Доме. Они уже выступали против пастора в доктринальном споре по поводу выкупа, но позже отказались от него вместе с Роджерсом. Теперь они решили воспользоваться ситуацией, чтобы снова попытаться отстранить пастора Рассела от должности президента Общества Сторожевой Башни Сиона. Они помнили слухи 1888 года о якобы неправильном поведении Чарльза Рассела в отношении к своей падчерице Розе Бэлл… Все это подорвало авторитет пастора, снизив его популярность и побудив последователей не подчиняться и открыто бунтовать. На самом деле Роза Бэлл долгое время нравилась Эрнесту Чарльзу Хеннингесу, и все в Библейском Доме знали об их отношениях.

После долгих дискуссий Чарльз и Мария Рассел решили предпринять ряд шагов, чтобы восстановить спокойствие в собраниях и как можно быстрее удалить противников из Библейского Дома. В последующие месяцы Мария самостоятельно посещала местные собрания, пытаясь поговорить с заинтересованными сторонами и опровергая ложные сплетни. Она давала хорошее свидетельство о своем муже, объясняя все отношения, которые существовали между ними и их падчерицей. В то же время она объясняла доктринальные и организационные вопросы движения Истины, указывая, что Чарльз никогда не принимал поспешных решений против кого-либо. Даже в сложных спорах и при большой разнице в понимании вопроса пастор всегда давал каждому достаточно времени, чтобы подумать, поговорить, задать вопросы, покаяться и извиниться. Следовательно, решения, принятые против Роджерса, тоже должны были быть такими. Таким образом, Мария иногда посещала до семи собраний в неделю, иногда даже два раза в день. Это была чрезвычайно утомительная работа. Обычно Марию очень тепло принимало большинство женщин в собраниях, которые временами впадали в эмоциональные крайности и идеализировали Марию как идеальный образец посвященной христианки. Таким образом, Мария подавляла слухи о вымышленной неверности мужа, а также поднималась как признанная важная личность в движении. Когда она вернулась в Библейский Дом, ситуация в большинстве собраний успокоилась. Некоторые из недовольных ушли, чтобы сформировать новые группы исследователей Библии, или вернулись в номинальные ортодоксальные церкви. Остальные оппоненты замолчали и не высказали своих взглядов публично, выжидая подходящего момента для возобновления своей оппозиционной деятельности.

Тем временем пастор Рассел все время находился в Библейском Доме в Аллегейни, улаживая организационные вопросы и приготовляя четвертый том Рассвета Тысячелетия. В течение года были выпущены и другие трактаты из серии «Ежеквартальник Старой Теологии». А именно: «Слово Твое есть Истина» – ответ Роберту Ингерсоллу в защиту христианства» и «Что говорит Писание о Чистилище?» и «Умер ли Христос как представитель человека или как его Ходатай?». Был переиздан и более ранний трактат: «Темная Туча и ее Серебряный Ободок» в норвежском переводе.

В течение всего 1893 года было распространено в общей сложности 120 916 экземпляров томов Рассвет Тысячелетия. Количество распространителей, задействованных в этой работе, составляло 114, а количество волонтеров оценивалось примерно в две тысячи человек. Общество Сторожевой Башни Сиона закончило 1893 год с относительно хорошим финансовым результатом. В течение года было получено 7 899 долларов в виде пожертвований и прочих доходов, а все расходы составили 8 377 долларов. Несмотря на нехватку 478 долларов, пастор Рассел призвал всех еще усерднее трудиться в деле Жатвы Евангельского Века.

  * * *


1894 год


(Расселу 42 года)
(Третий Призыв Жатвы Евангельского Века 1891-1894)

(Третий Просев Жатвы Евангельского Века 1891-1894)

Рассел понимал, что для устойчивого духовного развития недостаточно только исследования доктрины – он увидел важность развития сердца, которое должно быть наполнено глубокой любовью к Богу и желанием славить Его и служить Ему. По этой причине с января 1894 года он призывал общины раз в неделю проводить собрания свидетельств и молитв. В то время в Питтсбурге такие встречи проводились каждую среду. Программа таких встреч состояла из молитв, пения гимнов и личных свидетельств веры перед другими. На практике это обеспечивало членам собраний уравновешенное развитие сердца и ума.

«В прошлом году мы обратили внимание на проведение собраний свидетельств и молитв, проводимых каждую среду вечером в различных частях этого города и Питтсбурга, под руководством разных братьев, которые переезжают из одного места в другое каждый квартал. Мы хотим сказать, что эти встречи с самого начала вызывают все больший интерес и пользу. Среднее число присутствующих – от шести до восемнадцати, и теперь уже без них никак. Духовный настрой Господнего собрания, которое собирается каждое воскресенье в часовне Библейского Дома, никогда не был таким хорошим, как сегодня; и это благословение Господа мы приписываем таким собраниям.

До сих пор у нас были в основном доктринальные собрания [тогда как на этих собраниях мы избегаем доктринальных вопросов]; но мы предлагаем вам в следующем году больше использовать молитвенные привилегии. Все должны научиться высказываться перед другими, и все должны научиться «приступать с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» перед братьями, а также лично.

Несколько небольших групп в разных местах написали нам, что испробовали этот план и получили благословение. Вот почему мы призываем все группы, повсюду, искренне опробовать это служение в начале года…».

  * * *

Говоря о праздновании Воспоминания смерти нашего Господа (19 апреля 1894 г.), Чарльз писал, что любой посвященный человек, который придет в Аллегейни на торжество, будет приветствоваться. Однако он настоял на том, чтобы не проводились никакие дополнительные служения, и предложил всем отмечать этот праздник в своих местных собраниях.

«На предыдущих конвенциях мы всегда болезненно осознавали тот факт, что различным местным собраниям не хватало тех, в ком они нуждались больше всего. В этом году мы хотели бы видеть все наоборот; поэтому мы советуем, чтобы там, где могут собраться двое или трое, они делали это; и даже одинокие люди, если рядом с ними находится и большее и меньшее собрание верующих, пусть они лучше отдадут предпочтение пребыванию скорее в меньшим, нежели в большем собрании, чтобы ободрить и помочь тем, кто больше всего нуждается в их присутствии. Те, кто пытается делать добро другим таким образом, будут более освящены».

Позже пастор получил отчеты из 99 собраний, отмечавших Воспоминание смерти нашего Господа. Самая большая встреча традиционно прошла в Аллегейни, на ней присутствовало около 160 человек. 85 человек посетили совместное собрание членов церкви в Нью-Йорке и Бруклине. Две встречи прошли в Чикаго.

  * * *

Между тем выяснилось, что С.Г. Роджерс очень быстро начал внедрять свои собственные методы распространения литературы в Великобритании. Добавляя совершенно иные вавилонские методы работы, нежели методы Господа, он испортил всю работу. Он организовал работу по распространению таким образом, что за каждый проданный товар он получал небольшую прибыль для себя, увеличивая вознаграждение, полученное от Библейского Дома. Он также пытался продвигать идею о том, что он может путешествовать из города в город со своими лекциями за счет местных собраний таким образом, он хотел внедрить оплачиваемых проповедников. Однако эти предложения были отклонены собранием в Лондоне, которое затем сообщило о проблеме с Роджерсом в Библейский Дом. В результате Роджерс был отозван со своей должности. Пастор Рассел назвал причиной увольнения ненадлежащее использование средств и финансовых механизмов. В апрельском выпуске Сторожевой Башни Сиона Рассел категорически отверг методы, предложенные Роджерсом, и объяснил читателям детали всей проблемы. Это событие стало причиной открытого бунта.

Весной 1894 года ожили сплетни о Чарльзе и Розе Бэлл. В то же время в местных собраниях усилился процесс, который лучше всего можно описать как «поляризация взглядов». С одной стороны были те, кто был глубоко недоволен и публично говорил о плохой организации движения Истины, которое, по их мнению, переросло в секту, принадлежащую одному человеку – пастору Расселу. Другие пришли к выводу, что их сдерживали и порабощали, заставляя читать и изучать литературу только из одного источника – Общества Сторожевой Башни Сиона. Они публично высказались о необходимости узнавать о других взглядах, противоположных взглядам пастора Рассела. С другой стороны были те, кто был убежден в правильности и правдивости библейских учений, которые, по их мнению, они получили от Бога через человеческий инструмент, которым был пастор Рассел.

Чтобы спасти ситуацию, Мария снова отправилась в поездку по собраниям, пытаясь защищать доброе имя своего мужа. Она обнаружила, что оппозиция теперь открыто выдвинула требования о том, чтобы Чарльз Рассел прекратил исполнять обязанности председателя правления Общества Сторожевой Башни Сиона. Их не убедили аргументы о том, что Чарльз финансировал большую часть издательской деятельности за счет своего личного состояния и, следовательно, владел контрольным пакетом акций ассоциации. В качестве доказательства законности такой практики она привела пример Джона Рокфеллера, которому также принадлежал контрольный пакет акций его предприятия. В этот момент она напомнила, что Общество Сторожевой Башни Сиона было коммерческой корпорацией, созданной для конкретной работы, а именно распространения религиозной литературы.

Джозеф Рутерфорд,

                 1917 г.

Однако спасти ситуацию не удалось, тем более, что клеветнические обвинения были опубликованы в общественной прессе. Священник из Нью-Джерси написал статью для религиозной газеты Mission Friend в Чикаго. Он процитировал якобы слова пастора Рассела, которыми он якобы объяснял свои интимные отношения с Розой Бэлл: «Я как медуза. Я плаваю здесь и там. Я прикасаюсь к той и другой, и если одна из них отвечает, я беру ее к себе, а если нет, я плыву к другим». Рассел уже был хорошо известным проповедником, поэтому для читателей это стало большой сенсацией и еще большим скандалом, лишившим доброго имени пастора и всякого авторитета как учителя Слова Божьего. Поэтому Чарльз был вынужден подать в суд на газету. Его интересы представлял молодой юрист Джозеф Франклин Рутерфорд, который уже некоторое время был сотрудником Библейского Дома. Мария выступила в защиту мужа. Чарльз признался, что произнес процитированные слова, но с сарказмом и в шутку. В конечном итоге суд уладил дело в пользу Рассела, очистив его доброе имя.

  * * *

    Мария Френсис Рассел

Между тем в браке Чарльза и Марии Рассел стали нарастать проблемы. Вероятно, на это повлияли все ситуации, представленные выше. Мария проводила много времени, путешествуя по собраниям и защищая своего мужа, в то время как Чарльз сосредоточился на написании следующего тома «Рассвет Тысячелетия». Возможно, деятельность Марии повлияла на нее таким образом, что она все больше и больше вовлекалась в деятельность, направленную на расширение прав женщин. В результате она начала критиковать статьи мужа, в которых он обсуждал вопросы, касающиеся прав женщин. Пастор представил библейскую точку зрения: «Всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1 Кор. 11: 3). Чарльз выступал против полного равенства женщин, подчеркивая, что женщина не может быть старейшиной в собрании и не имеет права учить в собрании. Мария не соглашалась с этими взглядами, и дискуссии между ними порой становились крайне жаркими. Члены Библейского Дома не раз слышали, что из частной квартиры Расселов доносились громкие голоса оживленных дискуссий…

Справедливо сказать, что, если бы Марии разрешили писать статьи для Сторожевой Башни Сиона, женщина, следовательно, стала бы учителем церквей, изучающих эту статью.

  * * *

БУНТ В БИБЛЕЙСКОМ ДОМЕ

Между тем в Библейском доме Отто фон Зех начал открыто критиковать Чарльза Рассела. Причиной расхождения стало решение пастора заключить договор на печать литературы с более дешевой типографией. Зех считал, что благодаря многолетней дружбе и сотрудничеству он должен иметь приоритет в таких тендерах. Вскоре спор перешел на другие темы, пока Зех не поставил под сомнение дату 1914 года. Как следствие, небольшое собрание Библейского Дома разделилось на две части – противников и сторонников пастора.

5 апреля 1894 года около 40-50 человек встретились в доме Отто фон Цеха, к которым на протяжении двух часов произносил речь С.Г. Роджерс, вернувшийся в Соединенные Штаты. Роджерс, Зех и многие другие пришли к выводу, что нет ничего вредного в сборах добровольных пожертвованиях во время богослужений в собраниях. Они также отметили, что подобные практики успешно используются во всех христианских группах. Под влиянием этого они предъявили в собрании в Аллегейни публичные обвинения против пастора Рассела, обвинив его в нехристианских, неэтичных и даже незаконных деловых отношениях. Затем группа бывших соратников Рассела написала против него письмо и разослала по собраниям исследователей Библии. Авторами письма были Отто фон Зех, Элмер Брайан, Дж.Б. Адамсон, С. Роджерс, Пол Кётиц и другие. Они обвинили Рассела в том, что тот диктаторски управляет движением Истины – они назвали его «папой». Написали, что он является ловким купцом и бизнесменом, который разбогател на продаже томов «Рассвета Тысячелетия». Таким образом, они обвиняли пастора Рассела в незаконном получении доходов от продажи религиозной литературы. Таким образом, была утверждена определенная схема клеветы и унижения Рассела, действовавшая в следующем десятилетии.

  * * *

РАЗОБЛАЧЕНИЕ ЗАГОВОРА

В ответ на многочисленные обвинения Рассел 25 апреля 1894 года выпустил специальный выпуск «Сторожевой Башни Сиона» со статьей под названием A Conspiracy Exposed and Harvest Siftings  (Разоблаченный Заговор и Просевы Жатвы). Он пришел во все собрания исследователей Библии. Среди прочего, пастор опубликовал копии писем своих оппонентов, отвергая их обвинения как ложные. Он очень ясно дал понять, что не будет вводить практику сбора пожертвований на богослужениях в собраниях, потому что это обычная практика в номинальных ортодоксальных церквях христианства. Чарльз подчеркнул, что те, кто хотел поддержать его деятельность, могли свободно жертвовать, не спрашивая. Он остро написал о деятельности оппозиции, что они «были руководимы  сатаной в попытке разрушить работу» его как «служителя Евангелия». В то время Мария Рассел стояла рядом с мужем. Позже Чарльз описал события следующим образом:

«Но когда наступил шок, мне удалось избежать унижения увидеть свою жену среди заговорщиков. Когда она увидела ситуацию в ее истинном свете, их вероломство затронуло большую часть верности, которая была в ней в течение предыдущих тринадцати лет. Это стимулировало ее, и, как многие из вас помнят, она оказалась героиней в защите своего мужа и Истины. […] Возбуждение, связанное с вышеупомянутым заговором против меня, временно остановило прорастание злого семени так называемых «прав женщин» и амбиций, и на время миссис Рассел стала очень ревностно поддерживать меня».

25 апреля 1894 года Мария Рассел написала противникам пастора следующее письмо:

«Приветствую Церковь Христову!

Я пользуюсь этой возможностью, чтобы выступить в защиту моего мужа от дерзкой атаки наших врагов, оклеветавших его характер и наши семейные отношения. Наш дом состоит только из нас и наших уважаемых помощников в офисе СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ, все из которых счастливы свидетельствовать о мире и счастье в нашем доме, за исключением тех случаев, когда ему иногда мешает вмешательство лживых братьев и любопытных людей. Наш дом, будучи далек от несогласия, с точностью до наоборот – очень счастлив. Я действительно не могла молиться о большем земном благословении для всех дорогих святых, чем о том, чтобы их семейная жизнь была такой же мирной и счастливой, как наша. Свобода, которой освобождает Христос, доступна всем членам нашей семьи и всем тем, кто каким-либо образом связан с нашей работой, но не свободой анархии, а подчинением Духу и Слову Божьему.

Я безоговорочно поддерживаю в каждой детали приведенные выше ответы моего любимого мужа в ответ на обвинения его клеветников. Хотя такая клевета жестока и вдвойне трудна, когда она исходит от тех, кого мы считали друзьями, но которые, как мы теперь видим, замышляли эти плохие дела в течение нескольких лет, я уверяю вас всех, что Бог поддерживает нас и дает нам Свой мир во всем этом. Сначала это пришло почти с силой и внезапностью лавины, как на нас, так и на Церковь в Аллегейни, и хотя мы опасались за стабильность некоторых, мы были уверены, что это было допущено Господом для необходимого просеивания. Но, слава Богу, здешняя церковь хорошо выдержала шторм, и теперь от более сильных братьев из-за границы, которые получили клеветнические циркуляры, приходят письма, выражающие твердую уверенность и показывающие, что уловки сатаны распознаются. Вдобавок они укрепляют наши сердца и отвечают на наши молитвы, хотя нас все еще беспокоят многие, кто еще молод в Истине и может быть не готов выдержать такое потрясение, поскольку мы хорошо знаем, что время между получением клеветнического сообщения и этим ответом очень полно напряжения и является тяжелым испытанием для всех.

Но мы думаем, что «Господь знает тех, кто Его», и что Он может и желает удержать их от падения, и что, как и в случае с отрядом Гедеона, часть должна вернуться назад. Кто на стороне Господа? – на стороне Истины? «Кто устоит?» «Кто взойдет на гору [Царство] Господню, или кто станет на святом месте Его? Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто, кто не клялся душею своею напрасно и не божился [в торжественном завете] ложно».

Доверив свой путь Господу, мы не беспокоимся о делателях зла, чье время коротко, но уповаем на Господа, чьи обещания исполнятся в свое время: «Он… выведет, как свет, правду твою и справедливость твою, как полдень» (Пс. 36); а до тех пор мы будем стараться быть терпеливыми и радоваться тому, что мы признаны достойными терпеть упреки и скорби за имя и дело нашего возлюбленного Господа.

«О, что есть земные позолоченные игрушки

Наряду с небесной вечной радостью,

или даже на пиру сейчас расставленном

Для путешественников, идущих через пустыню?»

С христианской любовью и общностью со всеми, кто любит нашего Господа и Его истину в истине и искренне, и кто в настоящем Завете не склонен выставлять на продажу истину или характер любого из избранных Богом инструментов, остаюсь

Ваша в вере и надежде Евангелия, миссис РАССЕЛ”.

В ответ пастор получил многочисленные письма поддержки от людей, которые выступали против деятельности заговорщиков и отвергали все обвинения оппозиции. Среди полученных писем было письмо отца пастора – Джозефа Рассела:

«Мой дорогой сын! В этот раз я пишу тебе с любовью и состраданием в моем сердце, прочитав полное описание твоих испытаний и невзгод среди тех, кого ты принял как братьев во Христе. Это действительно кажется почти удивительным, что эти люди могут быть виновны в таком подлом и презренном поведении по отношению к тебе, от которого они получили так много знаков уважения. Но, дорогой сын!, это некоторые из испытаний, которых мы все можем ожидать – особенно те, кто занят делом «жатвы». Я горжусь тем, что защищаю твое благородное поведение, и особенно дело истины, которое мы все так любим. Я уверен, что ты станешь более понятым и ценимым в своем характере и действиях, чем когда-либо прежде. Добрый Господь, который испытывает твое дело, возвысит тебя до еще более высокой славы в Своем Царстве. Я молюсь, чтобы он всегда благословлял тебя и поддерживал в каждом добром слове и деле, и мы всегда будем приписывать Ему всю славу. Аминь.

Но хотя я уверен, что результатом будет окончательная победа Истины, это очень болезненно для тех, кто последние двадцать лет работал с утра до вечера ради Истины, когда его предполагаемые друзья восстают против него и называют его лжецом и лицемером. О, это ужасно! Я часто думаю о тебе и о твоих многочисленных испытаниях, которые ты, кажется, очень храбро переносишь. С чистой совестью человек может многое вынести, особенно когда Господь на его стороне, чтобы помогать и укреплять. Пожалуйста, передай своей дорогой супруге мои сердечные поздравления с ее смелой защитой своего мужа и дела Истины во время этого тяжелого испытания. С любовью и поздравлениями от всех нас. Твой любящий отец, ДЖОЗЕФ Л. РАССЕЛ».

Таким образом, ситуация стала постепенно успокаиваться, и снова все больше и больше собраний отправляли приглашения пастору. В ответ Чарльз возобновил свои отъезды из Аллегейни, чтобы посещать собрания исследователей Библии с проповедями. Пастор постоянно поощрял распространителей и волонтеров расширять свою деятельность. Он указал, что у всех есть, по крайней мере, один талант, который они могут верно использовать в служении Господу. Он указал, что только «козлы» и «волки» теряют сознание и слабеют, чтобы не трудиться для Истины. «Было бы почти преступлением отдыхать и искать собственного удовольствия, в то время как дети Божьи пытаются исполнить свое посвящение – это было бы определенно недостатком любви».

  * * *

Чтобы расширить деятельность, был выпущен новый трактат из серии «Old Theology Quarterly» под названием «Знаешь ли ты?». Первое издание этого трактата вышло тиражом в 115 000 экземпляров, которые были бесплатно распространены среди читателей «Сторожевой Башни Сиона». Тираж распространился так быстро, что за месяц было напечатано более 200 000 экземпляров, и пастор не исключил публикации даже миллиона экземпляров этого трактата. Были также переизданы более ранние трактаты: «Учение Писания о Надежде для Мира», «Темная Туча и его Серебряный Ободок» на шведском языке, а также последний трактат «Знаешь ли ты?» в немецкой версии (перевод Отто Кётица).

  * * *

СЛУЖЕНИЕ ПИЛИГРИМОВ

Летом 1894 года пастор Рассел начал совершенно новую форму евангелизационного служения, которая была разработана для усиления проповеди истины. В течение одного уик-энда из Питтсбурга выехали несколько зрелых и развитых братьев. Они ездили в соседние собрания, концентрируя свою работу на обучении местных братьев тому, как лучше всего организовывать публичные собрания. Позже эта деятельность переросла в полновременные «пилигримские служения», что оказалось чрезвычайно успешным в поддерживании связей с растущим числом братьев. Это помогло организовать публичные собрания, создать новые собрания, а также унифицировать их понимание Божьего Слова. «Пилигримы» были полновременными учителями, которые путешествовали из одного собрания в другое, проводя день или два с каждой группой. Их услуги были высоко оценены всеми братьями, которые считали привилегией принимать их и радовались общению с ними.

«Редактор получает множество приглашений посетить и произнести проповедь в небольших группах, что особенно полезно для посторонних, которые могут проснуться. У нас была необходимость ограничить количество таких приглашений, по крайней мере, пока, потому что мы считали, что работа в офисе, требующая нашего внимания, более важна, так как она обращена ​​к большему числу […]

Понимая, что вам может понадобиться пастырская помощь, я недавно назначил нескольких разъездных братьев, которые отдают часть, а некоторых все свое время, чтобы посетить и укрепить вас в истине и духе.

Мы пытались выбрать для этой работы братьев с (1) простым характером, утвержденных в истине; (2) смиренных – они не могут быть гордыми и обидчивыми, и в то же время пытаться помочь другим; (3) с ясным пониманием великого плана Господа и вполне проникнутым Его духом; (4) способностью нести истину другим с силой и простотой [не обязательно красноречивых]; (5) доскональным пониманием Искупления; (6) смиренным умом, который стремится провозгласить не себя, а Христа – не их мудрость, а Его Слово в простоте и силе; (7) изучающих Слово, вдумчивых, авторитетных и стойких – не новичков – не преподающих спекуляции и предпочтения, ни англо-израильтянизм, социализм, политику, астрономические теории и т.д., но (8) учителей Единого Господа, Одной веры и Одного Крещения – под властью одного Евангелия и на основе одной жертвы, принесенной раз и навсегда.

Если кто-либо из этих братьев придет к вам, он представится, показывая распечатанный и подписанный сертификат Общества Сторожевой Башни Сиона [который обновляется ежегодно]; мы уверены, что они смогут вести собрания. Все, что они говорят, должно согласоваться с единственным непогрешимым авторитетом – Словом Божьим. Если вы заметите, что какая-либо деталь их учений противоречит Слову, вы должны немедленно и четко написать о различиях в своем письме в Сторожевую Башню Сиона. Спрашивающему ответят письмом или, если это отвечает общим интересам, ответ будет дан в «Сторожевой Башне» […]

Это направление работы – всего лишь эксперимент, и мы будем наблюдать за результатами и дальнейшим руководством Господа […]»

Большинство пилигримов ранее работали с пастором в издательстве «Сторожевой Башни Сиона». Некоторые из них писали статьи, которые печатались в журнале. В результате они обычно были хорошо известны в многочисленных собраниях, и их прибытие часто знаменовало большое событие или даже праздник для членов собрания. Очень быстро пилигримы стали очень известными, особенно в тех областях, где они трудились. Некоторые пилигримы читали публичные проповеди в местах, где еще не было собраний. Обычно на таких встречах обсуждалась Карта Веков. По этой причине она была размещена в рекламных объявлениях, напечатанных в местных газетах, и ​​распространялась в буклетах. Во время лекций всегда продавались книги и брошюры, а также распространялись бесплатные экземпляры «Сторожевой Башни Сиона». Пилигрим призывал всех желающих встретиться вместе, чтобы в дальнейшем поговорить и ответить на любые вопросы. Таким образом были сформированы неформальные группы, которые со временем превратились в собрания. Благодаря этой форме работы дело Истины быстро распространялось.

Всех пилигримов выбирал лично пастор Рассел. У них был обычай приходить в Библейский Дом, чтобы дать отчет пастору после нескольких посещений собраний. Они рассказывали ему о проблемах и трудностях, которые требовали его непосредственного участия. Вскоре стало очевидно, что служение пилигримов стало неотъемлемой частью дела Жатвы Века Евангелии.

Поскольку было много вопросов о пилигримских служениях, то осенью пастор объяснил дальнейшие подробности этого служения:

„І. Сертификаты не являются разрешениями на проповедь. Этого не может дать человек. Все истинные ученики, уповающие на драгоценную кровь и полностью посвятившие себя служению Господу, наделены через Слово Божье силой проповедовать Евангелие каждому и всеми возможными способами; такие должны быть счастливы использовать свои таланты и возможности проповедовать любым способом, публично или в частном порядке, словом, пером или печатными изданиями (Матфея 28:19). Апостол Павел, заверяя нас в своем призвании или назначении посланником, ничего не говорит о том, что это было от человека, а только от Бога (Гал. 1:11), тем не менее, он намеревался служить с Варнавой под покровительством Церкви в Антиохии – как представитель Господа и как представитель Церкви в Антиохии (Деяния 13:3; 14:26,27). Он, должно быть, взял именно такое письмо; было обычным давать и носить такие письма (Фил. 2: 29-30; Рим. 16: 1-15,17; 1 Кор. 16: 3; Деяния 18:27). […] Теперь мы пытаемся скопировать эту апостольскую практику для защиты паствы и во благо всем, кого это касается. […]

II. Общество Сторожевой Башни Сиона не является религиозным объединением в обычном смысле слова, с вероисповеданием и Символом Веры. Это чисто бизнес-ассоциация, задача которой – деловым способом обслуживать пожелания своих бенефициаров, которые представлены представителями. До сих пор оно верно служило этим целям, о чем свидетельствуют его друзья и враги. […]

III. Выдача этих Вводных Писем не означает ничего, кроме передачи кому-то от вас личного письма – но здесь идет речь о свидетельстве братьев об опыте, хорошем знании их характера, способностей и т.п.

IV. Обратите внимание, что восемь требований, перечисленных в письме, не являются доктринальными, за исключением искупления – основы, без которой, как мы считаем, никто не может быть христианином. Другие качества связаны с характером, и никто, кто по милости Божьей не может признавать их, не может претендовать на то, чтобы быть достойным учителем или другим квалифицированным служителем в Церкви живого Бога.

Не следует думать, что те, кто имеет такое подтверждение квалификаций, заявляют о совершенстве во всех христианских добродетелях и качествах, но верят, что они имеют их в той мере, в какой представитель Христа должен обладать ими, чтобы служить Церкви в святых делах. Однако все, имеющие надлежащий дух, будут желать и стремиться к постоянному росту в благодати, знании, любви и всяком добром деле, надеясь на совершенство только после воскресения в подобии Господа […]”.

  * * *

Ноябрьский и декабрьский выпуски Сторожевой Башни Сиона были бесплатно разосланы всем, кто подписался на периодическое издание в следующем 1895 году. Рассел мог себе это позволить, потому что чистая прибыль за последний год была хорошей. Общие поступления и расходы составили 9 740 долларов, в результате чего год завершился с нулевым результатом в кассе. Расходы на содержание офиса, такие как аренда, электричество, вода, отопление и необходимые канцелярские принадлежности, были оплачены Tower Publishing Co. За этот год всего было напечатано почти 126 000 экземпляров Сторожевой Башни Сиона и 1 159 000 экземпляров трактатов из серии «Old Theology Quarterly». Это был поразительно большой тираж, особенно когда мы видим, как мало людей работали над ним.

  * * *


1895 rok

(Russell ma 43 lata)

Zion’s Watch Tower and Herald of Christ’s Presence после 1895 г.

В январе 1895 года изменился титульный лист «Сторожевой Башни Сиона». На нем появилась основная сторожевая башня оборонительного форта, возвышавшаяся со скалистого берега, с подписью «Скала Веков». Никто не может положить другую основу. Искупление за всех». Волны бурного моря разбивались о скалу. Символика представляла взволнованные массы общества, которые врезаются в скалу вероучения – Искупление – заслугу жертвы, принесенной Иисусом Христом. Сторожевая башня также была маяком и символизировала Сторожевую Башню Сиона, которая позволяла читателям видеть свет во тьме – этим светом было Словом Бога. В небе, с одной стороны, из-за холма восходило солнце (рассвет утра тысячелетнего Царства Христова), а с другой стороны было темное облако с грозными молниями (скорбь Дня Господня). Фонарь освещал оглавление одним из лучей света. Название журнала размещалось на декоративной ленте. Вверху слева был хорошо известный логотип креста с короной, а с правой стороны – элементы христианского всеоружия (согласно Еф. 6:11-17). В дальнейшие годы внешний вид титульного листа практически не изменялся.

Новый год начался с большой кампании по печати и распространению литературы. Более ранний трактат из серии «Old Theology Quarterly» – «Дружественные советы по изучению Библии и пособие для исследователей». Был также выпущен новый трактат под названием: «Критика Евангелия епископа Фонтера» (A Criticism of Bishop Fonter’s Gospel). Это была критика взглядов, пропагандируемых епископом Фонтером из методистской церкви. Трактат был опубликован в январе тиражом в 130 000 экземпляров. В феврале был издан буклет «Знаешь ли ты?» в шведском варианте. Читателям также были предоставлены копии более ранних выпусков «Сторожевой Башни Сиона» со специально подготовленными темами: (1) июнь 1892 г. «Бог – Отец, Сын, Святой Дух»; (2) февраль 1893 г. на тему «Что говорит Писание об аде? Исследование всех текстов Библии, содержащих слово «ад» и многих других, предположительно содержащих мысли о вечных мучениях»; (3) сентябрь 1893 г. на тему «Истинная Церковь – что это такое, где ее найти и как к ней присоединиться?»; (4) ноябрь 1894 г. «Закон Божий – суббота и т.п.». Это были двойные номера, которые предлагались читателям по доступной цене, по 10 центов каждый. Пастор считал, что они будут особенно полезны новым читателям. В том же году было опубликовано третье издание самого популярного первого тома книги «Рассвет Тысячелетия: Божественный План Веков». Издание содержало 368 страниц в твердом переплете. Всего 530 тысяч экземпляров. Также были предоставлены изображения «План Веков», специально подготовленные художниками. Они были нарисованы масляными красками на листах в виде свитка. Пастор написал, что их обычная цена составляла 5 долларов, но была заказана сотня этих картин, что позволило снизить цену до 1,5 доллара с доставкой. Чарльз порекомендовал повесить Таблицу Веков в гостиной своего дома, что может быть отличной возможностью поделиться Планом Веков с друзьями или членами семьи.

К сожалению, такая высокая активность сопровождалась продолжением горьких испытаний прошлого года. В январе Библейский Дом покинул Д.Б. Адамсон, который отверг ряд взглядов пастора Рассела, в том числе его понимание даты 1914 г. Перед отъездом он попытался отговорить других сотрудников Библейского Дома от лояльности к пастору. В результате мир снова был нарушен, а наиболее активных противников уволили со своих постов и попросили покинуть Библейский Дом. Затем Чарльз организовал специальную встречу для членов Библейского Дома, на которой он вспомнил многие учения, отвечая на вопросы и помогая развеять сомнения. Однако критика деятельности и учений пастора продолжала расти. Все это время Рассел получал множество писем с горькими оскорблениями в адрес томов «Рассвет Тысячелетия», трактатов Old Theology Quarterly и редакторов «Сторожевой Башни Сиона». Пастор обращал внимание на то, что они указывали на непонимание обсуждаемых тем и неправильное толкование стихов вследствие длительного обучения в ортодоксальных церквях номинального христианства. Чарльз подчеркнул, что «все тайное должно стать явным». Он также относил это к характерам людей, выступавших против Истины. Пастор не отвечал публично на такие письма, потому что Сторожевая Башня Сиона должна была ограничиться изложением библейской истины и опровержением ложных доктрин, пропагандируемых различными учителями или религиозными лидерами. С другой стороны, личные нападки на пастора не могли  подниматься и обсуждаться на страницах этого журнала – Чарльз рассматривал их как личные испытания и цитировал стих (Матфея 5:11,12): «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас».

  * * *

7 апреля 1895 года в Аллегейни по традиции отмечалось Воспоминание смерти нашего Господа. Присутствовало около 200 человек, 12 из которых крестились. Позже Чарльз писал, что это событие было «самым впечатляющим и приятным из всех, которые когда-либо здесь проводились». В Библейский Дом пришли отчеты из 70 мест, где проводилось такое же торжество. Самое большее из них прошло в Нью-Йорке, на Вечере Воспоминания присутствовало 250 человек.

В мае пастор предложил своим читателям ввести новый обычай. Он рекомендовал каждое утро перед завтраком петь один из гимнов и прочитывать одно стихотворение. Таким образом, издание “Стихи и Гимны Рассвета” стало ежедневной духовной пищей для всех сторонников взглядов Рассела. Пастор также указал, что если кто-то будет практиковать это в течение недели, то непременно захочет продолжать это бесконечно. Представляя через месяц успехи в деятельности, он написал, что работа по распространению идет очень хорошо. По его оценкам, до конца года будет роздано 500 000 экземпляров «Рассвета Тысячелетия. Божественный План Веков». Второй и третий тома также хорошо продавались. Пастор готовился к расширению на юг Америки. Еще одним результатом работы разносчиков книг стало постоянное увеличение числа подписчиков Сионской Сторожевой Башни. Вторым направлением работы было служение пилигримов, которых в июне 1895 г. было восемь человек. Все они имели соответствующие сертификаты, выданные Обществом Сторожевой Башни и лично подписанные пастором Расселом. Пилигримы свободно путешествовали по окрестным городам, и в результате начали формироваться многочисленные небольшие группы исследователей Библии. Брат МакФайл путешествовал в качестве специального представителя Общества, посетив примерно пятьдесят городов в штатах Иллинойс, Индиана, Кентукки, Огайо, Вирджиния, Западная Вирджиния, Мэриленд, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Пенсильвания и Мичиган за семь месяцев. Он был тогда единственным пилигримом, посвятившим все свое время служению. В результате общество покрыло все расходы на его содержание и дорогу. Письма, приходившие в Библейский Дом, свидетельствовали о том, что его работа была плодотворной, поэтому Рассел решил и дальше поддерживать его. Общее состояние собраний пастор оценил как хорошее, но он подчеркнул важный момент:

«… Процесс отсеивания „шелухи” и „плевелов” от „пшеницы” очень заметен, и стоит ожидать, что он будет продолжаться, потому что сейчас время „жатвы”, время просевов. Но каким бы болезненным он ни был, это необходимый процесс для достижения великой цели, когда все победители собираются по правую руку Учителя и услышат, как Он говорит: «Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего».

В июне пастор отправил супругов Уэсталл в Великобританию, где им было поручено восстановить контроль над Лондонским центром распространения литературы и упорядочить там деятельность, проводимую движением Истины. Не все приветствовали их, поскольку многие из них стали сторонниками Роджерса и, следовательно, противниками Рассела. Их возмутил тот факт, что пастор лишил Роджерса всех его привилегий служения и отрезал себя от него в Соединенных Штатах. Таким образом, паре Уэсталл пришлось пройти через серию сложных дискуссий, но в конце концов они завоевали доверие лондонского собрания и снова начали поддерживать местные собрания свежими изданиями литературы Истины.

  * * *

Спад экономики США, который наблюдался во второй половине года, повлиял на жизнь многих людей, занимающихся распространением истины. Однако вскоре выяснилось, что те, кто слишком волновался и постоянно искал работу, постепенно оставляли собрания. Чарльз, увидев эту угрозу, предупредил своих читателей и написал: «Остерегайтесь и не обременяйте себя заботами этой жизни». В то же время он поощрял усилия в различных формах служения Господу.

  * * *

ОРГАНИЗАЦИЯ ГОСПОДНЕГО ДЕЛА В СОБРАНИЯХ

В августе 1895 года Чарльз начал организовывать работу в собраниях. Для этого он напомнил читателям «Сторожевой Башни Сиона» ряд основных учений относительно организации общин исследователей Библии. Он еще раз сильно подчеркнул, что Общество Сторожевой Башни – это не какая-то церковь или религиозная группа, а обычное бизнес-объединение – фонд, созданный для распространения литературы истины. Собранные средства были использованы по усмотрению редактора журнала Сторожевая Башня Сиона, который также был президентом общества. Этим человеком был пастор Чарльз Рассел. Общество также было организовано для продолжения дела Жатвы после смерти пастора. Поскольку это была бизнес-ассоциация, она управляла финансовыми расходами, банковскими счетами и заказывала печать и распространение литературы. Благодаря этому общество не занималось вопросами вероучения, и это направление было доверено пастору Расселу, «тому верному и благоразумному рабу».

Видя большое количество приходивших в местные собрания, Чарльз дал пастырское предостережение «овцам», чтобы они остерегались «волков в овечьей шкуре».

«[…] Помните, что истинный дух:

(1) «Во-первых, чист, потом мирный». И остерегайтесь любой грубости, вульгарности и любой другой грязи или нечистоты в словах, поступках или внешнем виде.

(2) Помните, что дух Христа никогда не бывает без кротости и деликатности. Споры, ссоры, грубость, эгоизм – верный показатель того, что их обладатель непригоден на роль учителя или даже «младенца во Христе». Но будьте особенно осторожны с теми, кто лицемерно мягок и кроток, но кто вызывает сомнения, подозрения, страх и разрушает веру и доверие, имитируя любовь и слезы. Открытые споры гораздо менее опасны, чем такие волки в овечьей шкуре.

(3) Немедленно отвергните и не вступайте в общение с теми, кто открыто отрицают заслугу дела Христа как нашего Искупления или делает это посредством софистики своих аргументов, веря в ложное понимание искупления, игнорируя истинное значение слова Искупление (гр. антилютрон – соответствующая цена). Хотя такие ошибки являются наихудшими и наиболее разрушительными, их легче всего «доказать» – достаточно будет один-два момента; далее нужно следовать истинным принципам и не общаться с ними, и продолжать исследовать.

(4) Внешние доказательства характера могут быть удовлетворительными, и первые проверки доктрины – вера во Христа как Спасителя от греха и его наказания через Выкуп – могут быть быстро осуществлены; но потом приходит следующее испытание. Ибо мы не примем ни малейшего учения любого рода, если не убедимся, что оно находится в согласии со Словом Божьим. Если ты не совсем уверен, обернитесь и посмотри на все связанные отрывки Священного Писания, используемые для подтверждения каждой новой точки зрения. Принимай только такое понимание Писания, которое будет соответствовать контексту. Пренебрегая этим принципом, многие склонны ошибаться.

(5) В «обучении» один из лучших методов – давать и получать инструкции, и это подходит только для тех, у кого есть естественная способность делать это. Других следует побуждать служить по-другому, «каждому по его силе» (Матфея 25:15). Те, кто не умеют выступать на сцене, развиты в чем-то другом, «умеют учить», и их следует ценить и использовать в беседах библейских групп. И даже оратора не следует поощрять, если у него нет призвания учить – способности ясно объяснять, а не того, кто использует красноречие и только сбивает слушателей с толку. На наш взгляд, лучше всего проповедовать в небольших группах на «открытых встречах» и на изучении в библейских группах».

(6) Даже если в группе есть признанный «проповедник», по возможности, каждую неделю следует проводить собрание, на котором каждый может высказываться, согласно предложениям 1, 2, 3 и 4 выше – группа изучения Библии.

(7) По возможности, каждую неделю следует проводить одно собрание молитвы, прославления и свидетельств – собрание не для обсуждения доктрины, а для духовного развития и радости, для самоанализа и взаимопомощи в делах святости.

(8) Нам кажется, что собрания, основанные апостолами, были одновременно конгрегационными и епископальными.

Видимая особенность конгрегационализма состоит в том, что каждое собрание имеет контроль над своими собственными делами под руководством Господа, за которые оно само несло ответственность; и каждое регулирует свое служение.

Функции епископализма видны в том, что собрание понимало и ожидало, что Господь, великий пастырь овец, предоставит пастырей, учителей и т.д., к совершению святых, на дело служения (Еф. 4:11-13). В этом отношении собрания обращаются к провиденциальному руководству Господа и игнорируют многочисленных лжеучителей, назначенных противником, которые пытаются показать себя учителями.

Когда учителя были признаны как предвиденные Богом, и настолько, насколько собрание и Слово Божье решают, они имеют больше чести в собрании, чем другие; и их мнения пропорционально более весомы (1 Тим. 5:17; Евр. 13:17; Рим. 12:10; Рим. 13:7). Но собрание по-прежнему имеет право отвергнуть любого учителя в соответствии с собственным пониманием Слова и воли Бога.

(9) Любовь – это единственный союз совершенства, совершенные узы. Не связывайтесь ни с кем и ни с каким телом. Любовь к Всевышнему Богу означает, что верность Его Слову перевешивает все другие соображения. Любовь к своим братьям и сестрам будет означать искреннюю готовность видеть наибольшее количество добродетелей и талантов друг в друге и стремиться к высшему духовному благу друг друга – независимо от канала.

(10) Нужно избегать «организаций»*, собираться как Божья семья; признавать «братьями» всех тех, кто исповедует прощение грехов верой в драгоценную кровь и показывает своей повседневной жизнью, что они «борются против греха», занимая почетное место среди слуг. Делая выбор, мы ищем не своей собственной воли, славы или благосклонности других братьев, но воли и славы единого Бога, имея в виду вышеизложенные размышления о том, как найти ее в Священном Писании.

Пастор также начал работу по унификации системы исследования Библии. Используя свой опыт, он составил список советов для проведения исследований Писания в «вериянских кругах» – это название относилось к вериянам (жителям Верии) из Деян. 17:11. Рассел советовал проводить тематические исследования вместо непосредственных исследований Священного Писания. При изучении библейских текстов, относящихся к определенной теме, он рекомендовал использовать различные переводы Библии и библейские лексиконы.

С осени пастор Рассел начал подчеркивать необходимость надлежащего порядка на служениях собрания. Растущее число новичков в собраниях вызывало разные трудности. Все больше и больше людей оставляли ортодоксальные церкви номинального христианства и приходили в собрания, познавая «настоящую истину». В результате появлялось все больше и больше новых общин, члены которых нуждались в руководстве и учениях из Священного Писания. Все это вместе привело к новым трудностям и новым угрозам, особенно из-за большой активности Божьего противника – сатаны. Чарльз был побужден серьезно подойти к вопросу организации собраний и предоставить читателям структурированные выводы, подкрепленные библейскими стихами. Затем он написал такие слова:

„[…] Совместное собрание служило:

• «Совершению святых, на дело служения». Таким образом, общины должны быть учебными заведениями, школами, в которых каждый должен был тренироваться для наилучшего служения Господу – не только для будущего и славного, но и для служения, необходимого в Церкви сегодня, через которое класс Невесты Христа должен подготовиться к своему будущему делу. Помня об этом, все должны быть прилежными учениками, а уроки следует проводить систематически в целях обучения и духовного развития, а не для развлечения. Напомним, что св. Павел упрекал некоторых в том, что они недостаточно продвинулись и не утвердились в Истине, что по времени уже должно было иметь место: «По времени [сколько вы уже в Истине), вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища» (Евр. 5:12).

• «Для созидания Тела Христова», то есть объединения всех членов в одной вере, а также в едином духе любви и привязанности к Богу, чтобы все как одно тело могли развивать свой христианский характер в благодати и знании по образу зрелого возраста и характера Христова.

Понимая таким образом цель наших совместных служений, мы видим, что нам предстоит выполнить очень важную работу. Так давайте же будем бдительны, чтобы мы могли оказаться хорошими работниками Бога, хорошо разбирающими Слово Истины! […]”.

Пастор также напомнил читателям обо всех правилах, касающихся избрания, обязанностей и прав «старших» и «дьяконов».

„[…] Таким образом, мы считаем, что сейчас существует такая же потребность в поддержании порядка и избрании старших, как и тогда, и причины для этого сегодня те же, что и в то время, и они следующие:

  • • В церкви (собрании), как и в семье, существуют разные уровни духовного развития. Некоторые из братьев и сестер являются «младенцами во Христе», которым нужно чистое молоко Слова Божьего, в то время как другим нужна более крепкая пища – и таковую они должны получать. Отсюда следует, что «способные учить» должны быть в надлежащем положении, чтобы удовлетворять различные нужды Божьего стада. Есть также различные трудности, опасности, переживания и искушения, которые необходимо преодолеть. Отсюда потребность в разумных смотрителях, способных и опытных мужах, которые бы смиренно и ревностно заботились о духовном благе своих братьев и сестер, которые могли бы научить их и утвердить в Истине.

    • Точно так же – как и в ранней церкви – мы встречаем «волков в овечьей шкуре», которые готовы совершать «тайные действия». Божье стадо должно быть защищено от таковых – соответствующими способными и избранными братьями, которые должны водить его на «зеленые пастбища», то есть помогать ему лучше и лучше понимать Истину. Апостол предупреждает, что «из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою». Поэтому верные старшие должны уметь быстро распознавать таких людей, поддерживать стадо и защищать его от подобных влияний (Деяния 20:28-30; Титу 1:10-11; 2 Петра 2:1-3).

    • Если бы вышеупомянутые апостольские распоряжения и назначения не были даны нам, тогда некоторые из верных могли бы продвинуться на руководящие должности, на которых они бы стремились утвердиться на постоянной основе. Таким образом, вскоре весь круг верующих будет захвачен такими своевольными и амбициозными лидерами. Подобные случаи происходят довольно часто, и поэтому братья, написав нам об этом, просили совета, как вырваться из этой ловушки – не оскорбляя и не причиняя вреда брату, занимающему такое высшее положение […]”.

Интересно, что в то время пастор Рассел ясно видел и понимал, что дело старших должно поддерживаться избранными дьяконами.

„[…] В дополнение к этим ведущим собрание назначило несколько сестер [всего десять], которые работают с братьями в посещении и общем пастырском служении. Этих сестер выбирают особым образом, чтобы у них было время и навыки, необходимые для этого служения. Их деятельность в основном связана с сестрами, тогда как братья проводят вечерние собрания, прежде всего, с мыслями о братьях.

Это, конечно, не мешает исполнять обязанности и привилегии всех в заботе друг о друге, но обеспечивает некоторую систематическую помощь всем, кто в противном случае мог бы быть в какой-то степени упущен из виду, поскольку не все находятся в таком положении, что у них есть достаточно времени и других возможностей для этого. Более того, мы иногда имеем различные занятия, которые могут помешать нам должным образом выполнять эти пастырские обязанности без такой поддержки.

В конце каждого квартала мы встречаемся с этими активными братьями и сестрами, чтобы поговорить о духовном состоянии и духовных нуждах собрания. Мы рады сообщить, что не находим никаких признаков разногласий, ссор или тщеславия среди этих сотрудников. Работа предпринимается и выполняется в духе любви и смирения, а также с любовью к добру. Поэтому она очень благословенна в назидание дорогого стада”.

 * * *

В сентябре пастор выпустил расширенную версию ранее изданной брошюры под названием The Tabernacle Shadows of the Better Sacrifices (Тени скинии лучших жертв). Брошюра на 104 страницы с иллюстрациями была доступна по очень доступной цене в 10 центов за штуку. В том же месяце был также опубликован датско-норвежский перевод второго тома «Рассвета Тысячелетия, том II: Время Приблизилось». Хотя стоимость доставки за границу была намного выше, удалось сохранить цену на уровне английской версии. К концу года было выпущено в общей сложности восемь ежеквартальных брошюр Old Theology. Возобновился трактат A Dark Cloud and its Silver Lining (Темное облако и его серебряный обод), рекомендованный всем, кто только что покинул ортодоксальные церкви номинального христианства и познал истину Слова Божьего. Совершенно новыми трактатами были: «Почему вы последними приветствуете возвращение Царя?», «Ожидай Господа» и «Рука помощи для исследователей Библии».

Цифры лучше всего говорят о масштабах работы, проделанной за 1895 год. Всего к пастору Расселу пришло около 20 000 писем, на 12 939 из которых был написан ответ. Помощники помогали пастору разобраться с этой большой корреспонденцией. Письма хлынули со всех концов Соединенных Штатов, Канады и Соединенного Королевства, а также от отдельных лиц и групп заинтересованных из Африки, Индии, Австралии, Южной Америки и Вест-Индии. В течение года было издано 1 440 000 буклетов, 122 000 экземпляров журнала «Сторожевая Башня Сиона», а также распространено 87 500 экземпляров тома Рассвет Тысячелетия (Millennial Dawn). Доходы и расходы составили 13 219 долларов. Вызывал тревогу долг Общества Сторожевой Башни Сиона перед Tower Publishing Co., который на конец года составлял 9 511 долларов. На эту сумму ассоциация должна была выплатить проценты. Tower Publishing Co. была финансово независимой компанией, полностью принадлежавшей Чарльзу. В то время она публиковала большинство публикаций общества, за исключением нескольких крупных заказов, размещенных в других издательствах. Итак, Рассел использовал свои собственные ресурсы, чтобы покрыть финансовый дефицит и, таким образом, долг не помешал последующим публикациям. Бесплатные номера журнала также всегда предоставлялись тем, кто их запрашивал. Несмотря на многочисленные трудности, работа продолжалась.

  * * *


1896 год


(Russell ma 44 lata)

В феврале 1896 г. вышло уникальное музыкальное издание. Это был сборник песен Zion’s Glad Songs of the Morning, который содержал тексты 14 религиозных песен с нотами. Сборник песен был доступен читателям как специальное издание «Сторожевой Башни Сиона». Дополнительные заказы были обработаны по цене 5 центов за экземпляр песенника. Так что это была чрезвычайно низкая цена, что сделало песенник широко доступным для всех желающих. Чарльз обратил внимание на то, что пение песен, содержащих учение истины, укрепляет как ум, так и сердце мыслящих христиан. Он писал, что это один из способов провозглашения Евангелия.

В апреле был опубликован один из самых популярных трактатов из серии Old Theology Quarterly. Это был трактат под названием «Что говорит Священное Писание об аде?». В нем пастор представил многочисленные стихи из Священного Писания, объясняя библейское значение слова «ад» (на иврите «шеол», по-гречески «гадес»). Это был большой трактат на 80 страниц размером с буклет. Его цена составляла 10 центов за штуку.

  * * *

СЕМЕЙНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Чарльз и Мария Рассел, 1896 г.

Тем временем усложнилась ситуация в браке Чарльза и Марии Расселов. Недоразумения касались их частной, деловой и религиозной жизни. Тогда на первый план вышел вопрос о правах женщин в церкви. Чарльз доверил своей жене большую часть работы в Библейском Доме – она ​​участвовала в работе с поступающей корреспонденцией, корректировала представленные материалы, писала свои собственные статьи для журнала, руководила работой сотрудников и даже посещала различные собрания. В Обществе Сторожевой Башни она выполняла роль секретаря и казначея. Чарльз любил и уважал свою жену и уделял большое внимание библейскому учению о главенстве мужа над женщиной: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1 Кор. 11:3).

Супружеская любовь Чарльза и Марии была подвергнута серьезным испытаниям слухами, распространяемыми клеветниками, о вымышленных ненадлежащих отношениях пастора с их приемной дочерью Розой Бэлл. В слухах также упоминались имена других женщин, с которыми пастор якобы мог иметь аморальные отношения. Все эти наговоры, безусловно, серьезно повлияли на брак Расселов, но Мария очень долгое время полностью доверяла Чарльзу. Посещая собрания, она до конца защищала доброе имя своего мужа. И все же, вся эта клевета и наговоры, очевидно, оставили какой-то след в сердце и разуме Марии.

Из-за ее многочисленных посещений собраний возникла еще одна проблема. А именно, она стала набирать все большую популярность, особенно среди других женщин. Чарльз начал замечать некоторое несоответствие ситуации, а именно то, что его жена сама посещала собрания исследователей Библии, на которых она иногда получала привилегию выступать. Многие сотрудники Библейского Дома утверждали, что Мария стала суфражисткой (латинское suffragium  – избирательный голос). Ходили даже слухи, что Мария пыталась вербовать женщин из собрания в Аллегейни в движение суфражисток. Затем пастор указал своей жене, что она ни в коем случае не должна брать на себя роль лидера или учителя, а признавать библейское положение женщины в доме и в церкви. Это замечание не решило проблемы, а только усугубило ситуацию. Это было похоже на подливание масла в огонь. Мария решительно отстаивала «права женщин» своим собственным толкованием библейских стихов. Чарльз явно не согласился с этой точкой зрения. Однако Мария была непреклонна и начала распространять свою точку зрения среди членов собрания в Аллегейни, позволяя себе критиковать пастора. Она убедила женщин в том, что учение Рассела унижает женщин и лишает их человеческого достоинства, и отрицает их полные права как учеников в христианской библейской школе. Чарльз воспринял эти слова как клевету и очень разгневался на превратные действия своей жены, что вскоре привело к открытому спору среди сотрудников Библейского Дома… Несколько раз Чарльз пытался убедить свою жену не спорить и не обмениваться несоответствующими взглядами в присутствии сотрудников. Но ничего не добился.

В такой сложной и крайне деликатной ситуации пастор сказал жене, что она должна немедленно прекратить свою деятельность. Однако это вызвало вспышку гнева и бунта со стороны Марии, а затем и некоторых женщин в собрании. В результате открытого бунта Мария заняла позицию решительного противостояния пастору. Первоначально это проявлялось в критике статей, написанных мужем – она критиковала структуру предложений, синтаксис и правила орфографии. Устав от постоянной критики жены, Чарльз начал обходить Марию, отдавая статьи на проверку другому человеку. Он также начал посещать собрания в одиночку. Таким образом, Мария была полностью отстранена – она ​​все еще жила в Библейском Доме, но ее роль и обязанности стали сокращаться. Чарльз несколько раз пытался примириться, но Мария отказывалась разговаривать с ним до тех пор, пока не будут восстановлены ее прежние права в Библейском Доме. Как следствие, Чарльз переехал из их частной квартиры и поселился в одной из обычных квартир, в которых жили сотрудники Библейского Дома. Их отношения были уже настолько сложными, что они вообще не разговаривали друг с другом, а Мария даже не говорила ни слова, чтобы поприветствовать или попрощаться с мужем. После нескольких неуместных ситуаций в общественных местах Чарльз 9 июля написал жене следующее письмо:

«Во избежание недоразумений, позволь мне сказать, что в сложившихся обстоятельствах уместно, чтобы теперь ты сделала первый шаг в соблюдении формальных жестов приличия между нами. Для меня было бы неуместно проявлять инициативу в таких примерах вежливости, как «доброе утро» или «спокойной ночи» и т.д.».

Конечно, это письмо только ухудшило положение. Однако, читая это письмо, мы должны помнить время, в которое они жили, и принципы, которые исповедовал Рассел. Это привело к тому, что слова, которые он писал, имели именно такое звучание, а не иное.

Позже Чарльз описал события следующими словами:

«Как только все стало налаживаться, идеи «прав женщин» и личных амбиций начали проявляться снова, и я заметил, что активная кампания миссис Рассел в мою защиту и очень теплый прием, который ей оказали дорогие друзья во время поездок (на которые она добровольно согласилась, чтобы защищать и оправдывать меня среди тех друзей, которые были обеспокоены клеветой, распространяемой участниками заговора), навредили ей, укрепив ее самооценку. Вместо того, чтобы воспринимать добрые высказывания о ней со стороны друзей как относящиеся к представительнице Общества Сторожевой Башни, представительнице Истины, которую она распространяет, и представителю своего мужа, а также к своей личной ценности, женщина, казалось, приписывала все эти высказывания последнему как свидетельство своих личных способностей. Постепенно она, казалось, пришла к выводу, что для Сторожевой Башни ничего не подходит, кроме того, что она написала сама, и меня постоянно беспокоили предложения изменить то, что я писал. Было больно видеть этот растущий характер, столь чуждый скромному уму, который характеризовал ее первые тринадцать счастливых лет.

Постепенно ее понимание вопроса «того раба» оказало влияние на ее разум. Сначала она предположила, что, поскольку в человеческом теле есть два глаза, два уха, две руки, две ступни и т.д., то это может вполне адекватно представлять двоих – ее и меня как одного в браке, в духе и в Господе. Но амбиция на этом не закончились (она оказалась активно растущим растением). В течение года г-жа Рассел пришла к выводу, что заключительная часть утверждения (то есть от Матфея 24:48-51) была не просто предупреждением, но что она исполнится – что это означает, что ее муж завершит это описание, и что в результате она займет его место в роли «того раба» в раздаче пищи в назначенное время. Это было в 1896 году. В соответствии с этой мыслью она пришла к выводу, что ее обособленность не достаточно выражается на страницах Сторожевой Башни, в которой просто говорилось, что она была соиздателем. Она потребовала, чтобы ее имя появлялось в каждой статье, которую она написала. Я сказал ей, что это будет означать удаление ее имени как соредактора. Она согласилась, сказав, что в любом случае это мало что изменило, потому что никто не знает ее статей. Тогда она сообщила мне, что ее статьи должны быть опубликованы именно так, как она их напишет, без каких-либо исправлений или изменений с моей стороны.

Я согласился на все эти просьбы, но сказал ей, что боюсь, что читатели Сторожевой Башни воспримут это так, как если бы я унижал достоинства своей жены, игнорируя ее как соиздателя, вместо этого ставя ее только в качестве корреспондента. Более того, я предположил, что если я не смогу внести исправления в ее статьи, это будет означать, что некоторые из них не появятся в Сторожевой Башне, потому что там, где потребуется много исправлений, будет легче написать статью самому. Те, у кого есть старые номера Сторожевой Башни, при пересмотре увидят, что имя миссис Рассел как соиздателя впервые исчезло со второй страницы Сторожевой Башни в ноябрьском номере 1896 года. Опасаясь, что некоторые могут воспринять это как оскорбление моей жены, я обратил на это внимание 15 декабря на странице 301 годового отчета Общества следующими словами: «Некоторые отметили удаление нашего «соиздателя», поэтому теперь мы объясняем всем, что это было сделано по ее собственной настоятельной просьбе. Она предпочитает выступать в качестве корреспондента под собственной подписью г-жи М.Ф. РАССЕЛ».

  * * *

Между тем, в июле снова вышла брошюра «Учит ли Священное Писание, что вечные мучения являются наказанием за грех?». В этот раз на голландском, а затем на немецком. На шведском был переиздан буклет «Почему вы последними приветствуете возвращение Царя?» и на французском «Знаешь ли ты?».

  * * *

ОБЩЕСТВО БИБЛИИ И ТРАКТАТОВ СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ

Watch Tower Bible and Tract Society

19 сентября 1896 года Рассел изменил название Zion’s Watch Tower Tract Society  (Трактатное Общество Сторожевая Башня Сиона) на Watch Tower Bible and Tract Society  (Общество Библии и трактатов Сторожевая Башня). Слово «Сион» было удалено из названия, а добавлено слов «Библии», что указывало на то, что Общество начало печатать различные переводы Священного Писания. Однако противники Рассела усмотрели в этом решении попытку отстранить Марию Рассел от любого участия в обществе. Все имущество и акции бывшей ассоциации были переданы новой бизнес-корпорации. Однако Мария отсутствовала в новом составе правления. Все регистрационные документы ассоциации полностью исключают какие-либо юридические отношения между Марией Рассел и Обществом Библии и трактатов Сторожевая Башня. Чарльз отметил, что создание нового общества очень полезно и позволяет расширить деятельность.

Деятельность была разделена на следующие отделы:

  1. Редакционный Отдел Сторожевой Башни – редакционная группа Сторожевой Башни Сиона.
  2. Отдел Корреспонденции – в течение года было обслужено около 20 тысяч писем, поступавших в Библейский Дом, занимаясь реализацией всех заказов и вопросов, связанных с бухгалтерией.
  3. Издательский Отдел – отдел занимался подготовкой литературы к печати, вложениями в закупку бумаги, работой типографии, переплетом книг, упаковкой и доставкой.
  4. Отдел Дистрибуции – поддерживавший постоянное сотрудничество с распространителями, обеспечением их литературой и финансовой поддержкой.
  5. Отдел Евангелизации – занимался продолжением работы, начатой ​​разносчиками книг. Он помогал небольшим группам исследователей Библии, поощряя их и предлагая им духовную помощь, организовывая собрания. В этом году пастор Рассел, упорядочивая служение Господу, внедрил графики служений для 21 пилигрима, которые затем совершали регулярные поездки в локальные собрания.
  6. Отдел Дистрибуции Трактатов – любой читатель журнала Сторожевая Башня мог принять участие в этом отделе работы. Его работа заключалась в распространении бесплатных трактатов.
  7. Отдел Финансов – вел полный финансовый учет в соответствии с действующим законодательством США.

В течение года было напечатано 1 135 000 трактатов, 183 000 экземпляров журнала Сторожевая Башня, а также было распространено 74 000 экземпляров томов Рассвет Тысячелетия (Millennial Dawn). Доходы и расходы составили 21 143 доллара США. В течение этого года были уплачены все обязательства перед Tower Publishing Co.

В том же году общество впервые издало Библию. Оно получило разрешение напечатать второе издание Нового Завета в Соединенных Штатах, переведенное Джозефом Б. Ротергамом (The New Testament Newly Translated and Critically Emphasised, 1864). Публикация Нового Завета открыла совершенно новую главу в истории ассоциации, которая с тех пор публиковала не только журналы, трактаты, брошюры и книги, но и Библию. Чтобы облегчить распространение литературы в Европе, в 1896 году в Германии был открыт склад и дистрибьюторский центр. Адольф Вебер принимал активное участие в его деятельности. Распространял литературу в Германии и Швейцарии.

  * * *

В конце года пастор Рассел предложил собраниям начать кампанию по проведению публичных лекций на тему Карты Веков. Каждое собрание должно было попытаться снять подходящий зал или помещение в церкви, развесить плакаты, рекламирующие собрание, и выступить с публичной речью. При этом подчеркивалось, что лекции бесплатны и открыты для публики, и что во время встречи не будут собираться пожертвования. Оказалось, что предложение было удачной идеей. Публичные лекции вызвали большой интерес, и сотни людей внимательно слушали презентации по Плану Веков. Во время этих встреч были проданы сотни томов «Рассвет Тысячелетия» и распространены многочисленные бесплатные трактаты. Таким образом, в то время как личная жизнь пастора Рассела была в замешательстве и усиливался распад его супружеских отношений, он становился все более успешным в продолжении своей религиозной деятельности. Однако этот успех нельзя было измерить финансами, поскольку он вычислялся увеличением числа людей, посещающих собрания в местных общинах по всей стране. Все эти люди знакомились с указаниями Божьего Слова и желали становиться все лучшими христианами. Пастор Рассел усердно трудился над этой задачей.

В 1896 году в возрасте 35 лет умер личный бухгалтер Рассела Джордж Риндфус.

* * *


  Обработано на основании книги Чарльза Ф. Редекера, «Пастор Ч.Т. Рассел. Посланник Тысячелетней Надежды», с. 9-45 (англ.). Некоторая информация взята из книги Ф. Зидека «Чарльз Тейз Рассел: Его Жизнь и Времена. Человек, Тысячелетие и Послание» (англ. и пол.), а также из журнала «Сторожевая Башня»


Смотри также:

1897-1898 – Битва Армагеддона (в разработке)

Подробная биография Ч.Т. Рассела

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: