История 18

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ РАЗВИТИЯ НАСТОЯЩЕЙ ИСТИНЫ

 

Нас часто спрашивают об истинах, которые представлены в «Тысячелетнем Рассвете» [Исследования Священного Писания – зам. перев.] и в «Сионской Сторожевой Башне». Были ли они результатом  видения? Или Бог каким-то естественным образом открыл авторам решения тайн своего плана? Каким образом пришло откровение Божественной Истины?

Нет, дорогие друзья, я не считаю, что обладаю каким-то превосходством или сверхъестественной силой, уполномочием или авторитетом, как и не требую к себе уважения от своих братьев, домочадцев веры, за исключением такого признания, которое подчеркнул Учитель: «и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» – Мат. 20:27.

Моя же позиция среди мирских людей из номинальных церквей определенно далека от возвеличения себя – «об этом учении везде спорят» (Деян.28:22). Нет, я вполне доволен, а возвеличения  я ожидаю в надлежащее время от Господа (1Пет.5:6). На эти вопросы я отвечу словами Апостола: «что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то… И мы — подобные вам человеки», подвержены подобным страданиям и слабостям, усиленно стараясь через преодоление препятствий, разочарований ИТП бежать к цели нашего призвания.

Как верный исследователь Божьего Слова, я хочу быть только указательным пальцем, как я об этом выше сказал, чтобы помочь вам в поисках на священных страницах чудесного Божьего Плана – не менее чудесного для меня, чем для вас, о чем я вас уверяю, возлюбленные соучастники моей веры и радости.

Нет, Правда, которую я представляю как говорящее орудие Бога, мне не была открыта в видениях или снах, или же слышным Божьим голосом, ни вся сразу, но постепенно, с 1870, а особенно с 1880 года. Это ясное развитие Истины не имело места по причине какого-то человеческого хитроумия или проницательности, но по причине обыкновенного факта, что пришло надлежащее Божье время, и ежели я не буду говорить или кто-то другой, то “камни возопиют.

Приведенную ниже историю я представляю потому, что меня заинтересовывали и склоняли описать, каким образом выглядело Божественное руководство на пути света. А также потому, что я верю, что это необходимо для того, чтобы неправильное понимание и голоса предубеждения могли быть обезврежены и чтобы наши читатели могли видеть то, как до настоящего времени Господь помогал нам и нами руководил. Я не могу представить всех нюансов Божественной благодати, в которых была испытана наша вера, ни Божьих ответов на наши молитвы, помня, что ни наш Господь, ни ранняя Церковь не оставили нам примеров горделивой веры, но скорее противоположное напоминание: “Ты имеешь веру? имей ее сам в себе” (Рим. 14:22). Некоторые из наиболее ценных испытаний веры и молитвы, которые можно представить для общего обозрения, можно увидеть в мире.

 

СВЕТ ВО ТЬМЕ

Я не буду возвращаться настолько далеко, чтобы напоминать, как свет Истины начинал пробиваться сквозь тучи предубеждений и суеверия, которые затмили весь мир под правлением пап в темные века. Реформационное движение, или скорее движения, с тех пор и до настоящего времени имели особый удел в извлечении света из тьмы. Позвольте мне ограничиться здесь обсуждением истин времени жатвы, которые были представлены в Рассвете Тысячелетия (Исследования Священного Писания – зам. перев.) и «Сионской Сторожевой Башне».

Позвольте мне начать рассказ с 1868 года, когда Редактор, будучи посвященным дитем Божьим и членом конгрегационной церкви и Y.M.C.A. (Союза Христианской Молодежи), начал терять веру в отношении  общего восприятия учений. Будучи пресвитерианином, воспитанным только на учениях катехизиса, а притом, от природы обладая пытливым умом, я стал готовой жертвой для логического неверия так быстро, как стал сам за себя думать. Но то, что вначале, казалось, указывало на то, что моя вера в Бога и Священное Писание будет разбита, оказалось под влиянием Божественного провидения приготовлено собственно для моего блага и уничтожило только мое доверие к человеческим вероучениям и системам, ошибочно представляющим учение Библии.

Я был постепенно веден к тому, чтобы увидеть, что каждое вероисповедание обладало некоторыми элементами Истины, но в общем они вводили в заблуждение и опровергали  Божье Слово. Путешествуя между разными теориями, я наткнулся на адвентистов. Случайно я вошел однажды вечером в зал, где – как я слышал – проводились религиозные собрания, чтобы убедиться, может ли это общество, которое там собиралось, предложить что-то более разумное, нежели верования больших церквей. Там я впервые услышал о взглядах вторых адвентистов. Проповедником был Джонас Уэнделл, которого уже давно нет. Итак, я признаюсь, что я в долгу перед адвентистами, как и другими вероисповеданиями. Хотя его объяснения Писания не были вполне понятны и были далеки от того, чем мы сегодня наслаждаемся, однако они были достаточно впечатляющими, чтобы под Божественным провидением вернуть мою веру во вдохновение Библии и указать на то, что писания апостолов и пророков тесно связаны между собой. Услышанное обратило меня к моей Библии, чтобы исследовать ее с большей ревностью и осторожностью, чем до того. Я также всегда буду благодарить Господа за Его руководство, потому что, хотя адвентизм не помог мне понять ни одной истины, то, тем не менее, он помог мне очень сильно в том, чтобы лишиться заблуждений, и приготовил меня к познанию Истины.

Вскоре я стал понимать, что мы живем примерно перед концом Евангельского Века и близко к тому времени, о котором Господь сказал, что те из Его детей, которые обладают достаточной мудростью и бодрствуют, должны достичь ясного понимания Его плана. В то время я и еще несколько других ищущих истину из Питсбурга и Алегейни сформировали группу для исследования Библии и с 1870 по 1875 год мы возрастали в благодати, познании и любви Бога и Его Слова. Постепенно мы начали замечать любовь Божью и то, что она сделала для всего человеческого рода, то есть что все будут воскрешены из гроба, чтобы могли познать Истину, и будучи послушны и веря в дело искупления, совершённое Христом, будут приведены к полному единству и гармонии с Богом, чтобы через заслугу Христа в дальнейшем получить вечную жизнь. Мы пришли к выводу, что это дело реституции, предсказанное в Деяниях Ап. 3:21. И хотя мы видели, что Церковь была призвана к сонаследию с Господом в Тысячелетнем Царстве, однако, мы не понимали еще ясно разницы между наградой Церкви, которая в настоящее время находится на испытании, и наградой верных из мира под конец Века Тысячелетия. Мы не знали, что Церковь в награду получит славу духовной Божественной природы, в то время как все люди получат славу реституции – их возвращение к совершенству человеческой природы, которую имел их предок Адам, когда был в Эдемском саду.

Но тогда мы познавали лишь общие черты Божественного Плана и освобождались от многих долго развивавшихся заблуждений. Время ясного понимания более мелких деталей еще не пришло. И тут, собственно, с благодарностью вспоминаю помощь, оказанную мне братьями Дж. Стетсоном и Дж. Сторсом. Последний был редактором издания The Bible Examiner [Библейский Экзаменатор]. Оба они уже умерли. Исследование Божьего Слова с этими дорогими братьями приводило шаг за шагом к все более «зеленым пастбищам» и более ясным надеждам для мира.

Но только в 1872 году у меня сложился ясный взгляд на дело нашего Господа как нашей «искупительной цены», и я получил крепкий фундамент для всей надежды реституции, которая содержится в доктрине об искуплении. До того времени, когда я читал свидетельства, что все, находящиеся в гробах, изыдут, у меня были определенные сомнения, охватывает ли это распоряжение, например, умственно недоразвитых, младенцев, то есть те существа, которые очень мало или вообще не воспользовались испытаниями настоящей жизни.

Но, когда в 1872 году я начал исследовать тему реституции с точки зрения искупительной цены, данной нашим Господом Иисусом за Адама, а в результате за все, что было в нем утрачено, мой взгляд на реституцию стабилизировался полностью. И это дало мне полное убеждение в том, что все должны выйти из гроба и быть приведены к полному познанию, а также воспользоваться полной возможностью получения вечной жизни во Христе.

Так прошли годы с 1869 по 1872. Последующие годы – до 1876 – были временем постоянного роста в благодати и познании в этом малом кругу студентов Библии, с которыми я собирался в Алегейни. Происходило наше постепенное развитие – от незрелых вначале и неопределенных понятий на тему реституции до лучшего понимания деталей, но назначенное Богом время для более ясного света еще не пришло.

Примерно тогда мы увидели также разницу между нашим Господом как «человеком, предавшим себя», и Господом, который придет во второй раз как духовное существо, что было нами представлено в Тысячелетнем Рассвете, Том II, гл. V.

Нас очень огорчала ошибка адвентистов, которые ожидали Христа в плоти и учили, что мир и все, что в нем есть, за исключением адвентистов второго дня, будет сожжен в 1873 или 1874 году. А их взгляды в отношении цели и способа пришествия Господа склонили меня к тому, чтобы написать книгу «Цель и способ возвращения нашего Господа», которая была опубликована тиражом в 50 000 экземпляров.

Примерно в январе 1876 года мое внимание особым образом привлекла тема пророческого времени в отношении выше упомянутого учения и надежды. Это случилось так: Я получил журнал под названием The Herald of the Morning [Вестник Утра], который прислал мне Н.Г. Барбор. Когда я открыл письмо, то сориентировался по графике на обложке, что оно редактируется адвентистами. Я прочитал его, заинтересовавшись, какую следующую дату сожжения мира они определили. Но представьте себе мое удивление и удовольствие, когда из содержания я сделал вывод, что редактору стали открываться глаза на вопросы, которые несколько лет радовали наши сердца в Алегейни, то есть на факт, что целью пришествия нашего Господа не является уничтожение, но благословение всех племен земли, и что Его пришествие будет подобно прибытию вора ночью, что Он не придет в плоти, но как духовное существо, невидимое для человека, и что под конец этого века наступит собрание Церкви и отделение пшеницы от плевелов, в то время как мир не будет осознавать этого.

Я возрадовался, что другие приходят к тому же пониманию. Но был удивлен, когда заметил осторожное заявление, что редактор верит, что пророчества показывают, что Господь уже присутствует на земле (невидимый и незримый) и что время дела жатвы, сбора пшеницы, уже настало, а также что такой взгляд поддерживался пророчествами времени, в отношении которых несколькими месяцами раньше я допускал, что не сбылись.

И тут появилась новая мысль: возможно ли, чтобы пророчества времени, которыми я так долго пренебрегал по причине их злоупотребления адвентистами, на самом деле указывали, когда Господь должен был невидимо присутствовать, чтобы основывать свое Царство? А ведь было правильным, ожидать, что Господь оповестил свой народ относительно данного вопроса, особенно, что Он обещал, что верные не будут оставлены во тьме вместе с миром, и хотя день Господень придет на всех остальных как вор ночью (тайно, неожиданно), то, однако, это не должно было касаться ревностных, бодрствующих святых (1 Фес.5:4).

Я вспомнил некоторые аргументы, которые были использованы моим другом Джонасом Уэнделлом и другими адвентистами, которые пытались доказать, что 1873 год будет временем сожжения земли ИТП – якобы хронология мира указывала на то, что шесть тысяч лет от Адама закончились с началом 1873 года – а также других событий, упоминающихся в Св. Писании, которые должны были произойти одновременно. Могло ли быть так, что эти хронологические аргументы, которые я обходил как не стоящие внимания, содержали важную истину, которую они неправильно использовали?

Желая познать все, что только Богу было угодно представить мне посредством кого-либо, я тут же написал Н. Барбору, оповещая его, что согласен с ним в отношении других пунктов, и что хочу подробно узнать, почему и на основании каких доказательств Св. Писания он доказывал, что присутствие Христа и жатва Века Евангелии начались осенью 1874 года. Ответ подтвердил, что мои догадки были правильны – хронология и доказательства в отношении времени были те самые, которые были использованы адвентистами на 1873 год.

Барбор и Дж.Е. Патон из Мичигана, его соратник, были до того времени вторыми адвентистами. Но когда дата 1874 года прошла, а мир не был сожжен и они не увидели Господа Христа, приходящего в плоти, они были какое-то время озадачены. Они еще раз проанализировали пророчества, относящиеся к тому времени, которые якобы не исполнились, но не могли найти никакой ошибки. Тогда они начали задумываться, что, может быть, время определено правильно, но их ожидания неправильны, и, может быть, взгляды о реституции и благословении мира, о которых я и другие учили, являются тем, чего стоило ожидать?

Вскоре после разочарования в 1874 году один из читателей «Вестника Утра», который имел копию Диаглотта, заметил что-то, что показалось ему необычным – что в Евангелии от Матфея 24:27,37 и 39 слово, которое в нашем обычном переводе представлено как «пришествие», в переводе Диаглотта звучит «присутствие». Это было исключение, которое, благодаря пониманию пророчеств времени, привело их к правильным взглядам относительно цели и способа возвращения Господа. Я же, наоборот, сначала получил правильный взгляд относительно цели и способа возвращения Господа, а потом уже о времени этих событий, на которое указывало Божье Слово. Таким образом, Бог руководит своими детьми посредством различных начальных аспектов Истины, но там, где находятся верные и ревностные сердца, результатом будет приведение их к единству.

Не хватало только книг и других издательств, объясняющих хронологические пророчества, как они на то время понимались. Поэтому я оплатил расходы на поездку Барбора, чтобы он приехал к нам в Филадельфию (где я был занят бизнесом летом 1876 г.) и показал мне на основании Св. Писания, что пророчества указывали на 1874 год как на дату начала присутствия Господа и времени жатвы. Вскоре он прибыл, а представленными доказательствами я был очень доволен. Будучи также позитивно настроенным и вполне посвященным Господу, я сразу увидел, что эти особенные времена, в которых мы живем, налагают на нас, как учеников Христа, некое обязательство. Если это время жатвы, то мы должны выполнять дело жатвы, а «настоящая истина» должна быть серпом, которым по воле Господа мы будем вести дело сбора и сжатия всюду между Его детьми.

Я расспрашивал Барбора, что он и «Вестник» делают в этом отношении? Он ответил, что ничего. Читатели «Вестника» были в основном разочарованными адвентистами, почти все из них потеряли интерес, приостановили подписку, и поэтому «Вестник» был в принципе временно приостановлен. На это я сказал ему, что вместо чувства разочарования и оставления деятельности сейчас, когда он понял истину о полной реституции, основанной на умилостивлении благодаря искупительной жертве Господа (что я имел возможность представить ему и с чем он согласился, в то время как я получил много пользы от него в отношении времен), он должен чувствовать себя удовлетворенным и проявлять интерес  в том, чтобы поделиться этими великими и добрыми новостями с другими, и что он должен усилить свою ревность. Знание факта, что мы уже находились во времени жатвы, было  для меня как никогда раньше ободрением, чтобы распространять Истину, и я сразу же сделал постановление начать оживленную деятельность.

Прежде всего, я сделал постановление ограничить свою деловую деятельность и посвятить больше времени, как и материальных средств, для ведения большого дела жатвы. Согласно этому я отправил Барбора обратно домой, с деньгами и инструкциями, чтобы он приготовил в общих чертах книгу о добрых новостях, насколько они тогда были понятны, включая хронологический очерк, а я между тем закрыл свою фирму в Филадельфии, готовясь к деятельности на Господней ниве. После этого я оставил Филадельфию, отправляясь в проповедническую поездку по стране.

Вскоре также появилась книга «Три мира» на 196 страниц, приготовленная совместно Барбором и мною, так как и мне была дана возможность посвятить ей немного времени и внимания. Обе наши фамилии оказались на титульной странице этой книги, несмотря на то, что в принципе она была написана Барбором. Хотя она была не первой книгой, которая учила о реституции, и не первой на тему хронологических пророчеств, однако мы верим, что она была первой, которая объединила в себе реституцию с хронологическими пророчествами. От продажи этой книги и из моего кармана покрывались расходы, связанные с путешествиями ИТП. Через какое-то время я пришел к выводу, что хорошо бы было иметь еще одного работника в жатве, и я послал за Патоном, который сразу же согласился присоединиться к деятельности, а его расходы на поездку покрывались таким же образом.

Поскольку я осознавал, как быстро люди забывают то, о чем слышали, вскоре для нас стало ясно, что хотя встречи были полезны для пробуждения заинтересованности, однако необходим также какой-то журнал, который поддерживал бы заинтересованность  и развивал ее. Итак, мы поняли, что волей Господа будет, чтобы один из нас занялся делом регулярного издания «Вестника Утра». Поэтому я сделал предложение, чтобы этим занялся Барбор, поскольку у него уже был опыт, и, как наборщик, он мог сделать это более экономично, а Патон и я  должны были продолжать путешествовать и по возможности писать статьи. На обращение его внимания на то, что у нас нет собственной машины и что небольшое число подписчиков продолжительное время не позволит сделать, чтобы это издание было самодостаточным, я ответил, что предоставлю фонды для покупки машины итп. И оставил несколько сотен долларов в распоряжение Барбора, чтобы он распоряжался ими наиболее хозяйским образом, в то время как Патон и я продолжали  объезжать страну. Я думал, что это было волей Господа, и так было сделано.

Во время объезда штата Новая Англия я познакомился с А.П. Адамсом, молодым методистским проповедником, который глубоко заинтересовался Истиной, которую я на протяжении недели проповедовал в собрании, где он служил. После этого я представил его малым собраниям заинтересованных в окрестных городках и поддержал в разных вещах, как мог, радуясь тому, что после недлительного наставления  он быстро станет сотрудником на жатвенной ниве. Примерно в то же время меня обрадовал факт присоединения А.Д. Джонеса, который был задействован мною как руководитель в Питсбурге. Молодой человек, активный и многообещающий, быстро стал действенным и ценным работником в деле жатвы. Его хорошо помнят некоторые наши читатели. Джонес какое-то время хорошо держался, но амбиция или что-то другое сделали его полным неудачником с точки зрения веры, и это было для нас болезненной иллюстрацией мудрости слов Апостола: “Братия мои! не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению” – Иакова 3:1.

 

Больше информации можно найти – источник: R3820-1916 г.

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: