Поиски и сомнения (1865-1868)

  • Главная
  • <li><a href="http://pastor-russel.ru/biografia/">Биография</a></li>
  • Поиски и сомнения (1865-1868)

читать предыдущую статью: Рождение и Детство Чарльза Рассела


ПОИСКИ И СОМНЕНИЯ

(1865-1868)


1865 год


(Расселу 13 лет)

  В 1865 году, когда Чарльзу Расселу было 13 лет, его Отец Джозеф начал посещать конгрегациональную церковь в Питтсбурге. Нет сомнения, что его решение уйти из пресвитерианской церкви было результатом долгих религиозных дискуссий, возможно даже частично результатом размышлений сына над предназначением. Возможно, этому поспособствовали трудные вопросы, которые задавал Чарльз священникам пресвитерианской церкви. По этому поводу Чарльз Рассел написал:

Конгрегациональная церковь в Питтсбурге

  «Бог, который использовал бы свою силу для создания человеческих существ, зная заранее, что их предназначением будут вечные мучения, не может быть ни мудрым, ни справедливым, ни любящим. Его стандарты были бы ниже тех, которые присущи многим людям».

  Безусловно, переход в конгрегациональную церковь открыл перед Чарльзом абсолютно новые горизонты в мышлении. Конгрегациональная церковь имела теоретические основания, созданные в 1592 г. Робертом Брауном, который делал акцент на возвращении к учениям и практикам, основанным на общинной демократии и автономии. Теперь молодой Чарльз Рассел столкнулся с катехизисом данной церкви. Безусловно, он с интересом начал исследовать. Новые либеральные взгляды еще больше разбудили в нем заинтересованность к Библии, а свои поиски он теперь расширил за пределы тематики вечного наказания в аду, предназначения и сути человеческой души до эсхатологии, то есть исследования последнего времени, предшествующего второму пришествию Иисуса Христа. Говорят, что редко можно было встретить молодого Рассела без Библии, лексикона или других книг на библейскую тематику.

* * *


  В мае 1865 года Чарльз Рассел на седьмом классе закончил свое образование в начальной школе. Нам кажется, что это весьма низкий уровень образования, но в те времена ученики восьмого класса уже могли быть учителями, а большинство американцев заканчивали образование на шестом классе. В условиях жизни, преобладавших во второй половине XIX века, было нормальным, если мужчины в таком возрасте уже вынуждены были работать в семейном сельском хозяйстве или в промышленности. Женщины обычно выходили замуж и посвящали все свое время семьям. Обстоятельства, связанные с окончанием образования молодым Расселом были все же необычными. Его учитель в воскресной школе сказал, что Чарльз настолько хорошо знает Библию, что уже, по сути, учит учителя. Это, безусловно, повлияло на решение молодого мальчика закончить образование и посвятить себя изучению всего, что было связано с торговлей и содержанием галантерейного магазина. Однако Чарльз уже был знаком со многими естественными и математическими науками, а хотел иметь больше времени на исследование Библии, особенно потому, что его все больше притягивала чрезвычайно модная в то время тематика второго пришествия Христа.

 * * *


1867 год


(Расселу 15 лет)

  В 1867 году молодой Чарльз достиг 15-летнего возраста. Это был тот момент, когда его сердце и разум ответили на материнский жест посвящения ребенка на служение Богу. Имея большое библейское знание, большую ревность и азарт, в возрасте 15 лет Чарльз Рассел отдал свое сердце Господу.

  В то время его повседневная жизнь заключалась в занятии вместе с отцом в семейном магазине галантереи на Либерти Стрит 96 в Аллегейни, в штате Пенсильвания. Собственно в этом году (1867) он впервые самостоятельно поехал в Филадельфию, чтобы закупить товары для магазина. Таким образом, он стал полноправным партнером в семейной фирме и пользовался очень большим доверием отца. Говорят, что вечером вместе с отцом и сестрой Маргарет они сидели за совместным исследованием и дискуссиями над Библией. Они вместе посещали конгрегациональную церковь и вместе изучали новый катехизис. Чарльз неустанно боролся с теологической проблемой – как любящий Бог может приговаривать Свои собственные создания на вечные мучения в аду? Он увидел определенное отсутствие логики в церковных утверждениях. Он не хотел входить в спор с духовными церкви, и углубился в самостоятельные исследования. При этом он оставил за собой право на сохранение скептицизма и неуверенности в вопросах принятия всех учений новой церкви. Постепенно он входил в определенную дистанцию с наиболее распространенными в церквях учениями об аде, троице, бессмертной душе. Он отверг учение о предназначении и продолжил свои смелые поиски. Ходили слухи, что кто-то из конгрегациональной церкви сказал ему, что сомнение ведет к вечному осуждению в аду. Но Чарльз не согласился с таким утверждением. Он понимал, что сам Бог дал ему разум, а посему это есть Божья, чтобы он, как умный человек, использовал этот дар, полученный от Бога. Он старался прежде всего понять вопрос веры, прежде чем положиться на данный вопрос всем своим сердцем. Таким образом, он искал разумную веру (в отличие от легковерности), которая была бы четко установлена в многочисленных стихах Божьего Слова.

  Видно, что будучи 15-летним юношей, Чарльз не был конформистом, но очень быстро преобразовался в независимого и самостоятельного мыслителя. Будучи вольнодумцем, он был одновременно убежденным консерватистом и традиционалистом в вопросах христианской морали и верховенства права.

* * *


1868 год


(Расселу 16 лет)

  Через год в его уме появились сомнения. Он начал дискуссию с другом детства, который утверждал, что является христианином, но вел обычную, светскую, мирскую жизнь. Рассел пытался убедить его и обратить на путь истинного Христианства – как он его на то время понимал.

  Дискуссия привела его ко многим вопросам. Его друг спросил: «Веришь ли ты, что Бог совершенен в мудрости, справедливости, любви и силе?» На ответ Рассела, что да, знакомый спросил: «Как такой Бог мог бы безоговорочно предназначить огромное большинство человечества на вечные мучения?» Рассел ответил, что не может ответить на этот вопрос, и осознал, что не может разумным и логичным способом объяснить вероисповедание своей собственной церкви. Он почувствовал себя ошеломленным, казалось бы, логикой неверия своего друга. Он начал задавать себе вопрос: Является ли Библия Божьим Словом? И не является ли христианство всего лишь пустой верой?

  Это был период в его жизни, когда он начал сомневаться не только в учении об аде, но и во всех церковных доктринах, догматах и вероисповеданиях. Казалось, что все они кружили вокруг учения о вечных учениях в аду как наказанию для грешников. Чарльз, пытаясь найти ответы, начал задавать еще больше вопросов. Было логичным, что со всеми этими вопросами он отправился к духовным своей конгрегациональной церкви, а затем к друзьям из воскресной школы. В церкви пастор вручил ему несколько книг, чтобы тот прочитал, говоря, при том, что они смогут убедить его в истинности учений христианства. Чарльз принял эти книги, но не нашел в них логической защиты вероучений и догматов конгрегациональной церкви. Поэтому он выразил свои сомнения по этому поводу, а после церковного общения быстро разошелся слух, что молодой Рассел стоит на пути неверия.

  Пастор и несколько духовных церкви встретились с ним на специальной встрече, однако данные ответы лишь вызвали в нем еще больше сомнений. Когда они настойчиво убеждали его в истинности учения о безоговорочном предназначении большей части человечества на вечные мучения, он им ответил:

  «Я верю, что Бог совершенный в мудрости, силе, справедливости и любви, и не могу поверить, чтобы что-нибудь, что противоречит Его характеру, было откровением, исходящим от Него. Поэтому я не верю, что Он дал Библию как Свое откровение, потому что, если бы Он дал ее как таковую, то она была бы в согласии с Его мудростью, силой, справедливостью и любовью».

  Мы должны помнить, что в те времена ставить вопросы, касающиеся доктрин, расценивалось как сомнения, а «сомнение равно осуждению». Чарльз провел несколько следующих встреч с пасторами баптистской, методистской, лютеранской и других церквей. Наконец, он с печалью убедился, что духовные этих церквей не могут ответить на его вопросы. В результате молодой Рассел, вместо того, чтобы укрепить веру, стал скептиком, видящим многочисленные недостатки в христианстве. Позже он написал:

  «Тогда мы перестали учить, а начали мыслить и анализировать эти убеждения. Мы убедились, что разница между ними была незначительной. Все базировалось на основании небесного призвания для немногих и вечном несчастье для тысяч миллионов. Истинный Бог не мог так запланировать, как гласили наши вероисповедания. Мы отвергли их все, а думая, что их основой была Библия, отвергли также и Библию».

  Но оказалось, что это был еще не конец всему. Сердце и разум молодого Чарльза продолжали искать ответы на многочисленные вопросы:

  «Познав однажды нашего небесного Отца, мы не могли найти покоя без Него. Наша душа алкала Его любви и заботы. Мы продолжали отстаивать то, что наша Вселенная была создана разумным, личностным Творцом, поскольку Его мудрость и знание представали перед нами каждую звездную ночь. Чем больше мы анализировали анатомию, тем глубже убеждались, что все человечество, каждое творение „является дивным созданием” и все это не могло появиться случайно, не могло эволюционировать. Мы прославляли Бога мудрости и силы и искали возможности узнать о Нем как можно больше, будучи убеждены, что найдем Его добрым. Безусловно, тот, кто сформировал глаз, чтобы он видел, и ухо, чтобы слышало, и который дал человечеству качества справедливости и любви, должен сам обладать такими качествами в нескончаемой мере. Поэтому глазами понимания мы видели великого Бога Вселенной. Мы снова славили Его, радовались, что можем доверять Ему, осознавая, что он не создал землю или человеческий род напрасно, но что имел мудрую, любящую цель в связи с нашим сотворением».

  Рассел тогда постановил, что никогда не поверить ни в какое утверждение о Бога, если оно будет противоречить Божьему характеру – а он понимал, что Бог совершенен в мудрости, силе, справедливости и любви. На самом деле сомневающийся и скептический Рассел не был человеком без веры. Он имел слишком религиозную ментальность, а развитые способности логического мышления привели к тому, что он не принимал безрассудных утверждений церквей и вероисповеданий. Примерно именно тогда он принял решение искать истину. Но постановил узнать, какая из религий мира истинная. Именно тогда молодой Рассел обратил свой разум в направлении восточных религий. Свои поиски он начал с конфуцианства, которые практически напрямую происходит из китайских верований. Люди в этой философско-религиозной системе стараются соискать расположение духов, молясь к ним и принося им жертвы. К основным божествам относятся небо, земля, небесные тела, солнце, планеты, четыре времени года, четыре стороны света, атмосферные явления, а также части дома. Рассел также обратил внимание на описание сотворения, которое было следующим: «Вначале все было водой. Затем бог с горстью земли сел в лодку и бросил ее в воду, где она разрослась до размеров нынешней земли» – этого ему было достаточно из китайской религии! Еще большие несуразицы заставили его отвергнуть буддизм, таоизм и индуизм. Он быстро пришел к выводу, что все они бессмысленны и не заслуживают веры – они были «менее рациональными в определенных аспектах, хотя менее дьявольскими, чем наши собственные (конфессиональных церквей) вероучения». Тот факт, что ислам только частично основывается на Ветхом и Новом Завете, также склонил его отвергнуть эту религию. Он отверг иудаизм, поскольку тот частично основывается на Ветхом Завете.

  Таким образом Рассел отверг все нехристианские религии. Это привело к тому, что некоторое время он чувствовал себя беспомощным и оставленным на границе неверия. Он мог на этом этапе разочароваться и прекратить поиски, однако продолжал искать духовный покой. Итак, он снова начал исследовать Библию. Постепенно, благодаря Божественному провидению, он пришел к пониманию разницы между убеждениями людей и истинными учениями Библии. Он выразил это так:

  «То, что вначале, казалось, угрожало полным разрушением веры в Бога и Библию, благодаря Божественному провидению обратилось во благо и разрушило только мое доверие к человеческим вероучениям и системам, неправильно толкующим Библию. Постепенно я был просвещен, что хотя каждый из этих взглядов содержал определенные элементы истины, то в своей основе все они были ошибочными и противоречили Божьему Слову».

  Как это происходило? Прежде всего, Рассел сказал себе:

  «По крайней мере, я могу настолько поверить Библии, насколько Золотое Правило относится к Богу и человеку: „Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим… возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мат. 22:37,39)».

  Более того, он пришел к выводу, что представленное Иисусом определение закона: «возлюби ближнего твоего, как самого себя» в значении: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мат. 7:12), является правильным. Поэтому он сказал: «Я верю в это правило Нового Завета». Это побудило его заглянуть в контекст Ев. Матфея (Мат. 7:12), который, как он заметил, был частью нагорной проповеди. Он исследовал его в свете Божественного характера и признал гармоничным с ним. Поэтому он его принял.

  Это вызвало в нем желание дальнейшего исследования учений Иисуса, что склонило его к исследованию их везде, где они появляются в четырех Евангелиях. Он всегда убеждался, что они находятся в гармонии с Божьим характером. Это побудило его не только принять все учения Иисуса, содержащиеся в Евангелиях, но также признать Иисуса боговдохновенным учителем. Такая оценка склонила его к тому, чтобы больше узнать о Его жизни и побудила к историческим исследованиям Евангелий, что завершилось признанием Иисуса совершенным человеком и Божьим Сыном.

  Однажды молодой Рассел заметил фрагмент из Ев. Иоанна (Иоан 16:12-14), в котором Иисус высказался, что Дух откроет Апостолам те истины, которые Иисус еще хочет им открыть, а которых они еще не были в состоянии понять. Он хотел узнать, что это были за учения. С тех пор он начал исследовать Деяния Апостолов, Послания и Откровение. Когда он понять эти книги, то признал их гармоничными с Божественным характером. Таким образом, он постепенно поверил, что Новый Завет является откровением Бога мудрости, силы, справедливости и любви – в Которого он всегда верил.

  Затем он заметил, что Иисус и Апостолы не только цитировали определенные части Ветхого Завета, но также пользовались этими цитатами, чтобы доказать истинность своих учений. Поэтому он пришел к выводу, что то, что они цитировали из Ветхого Завета, было истинным. Позже он решился исследовать контексты, из которых были взяты эти цитаты, и убедился, что они гармоничны с цитатами и Божественным характером. Поэтому он принял учения этих контекстов. Это привело его к исследованию того, что было связано с контекстами, и таким образом Ветхий Завет все больше становился понятным, пока не утвердилась его вера в пророческие и исторические писания, которые тесно переплетались с пророческими.

  Но он и дальше был подозрителен к книгам Моисея, за исключением тех стихов, которые цитировались Иисусом и Апостолами, поскольку он ошибочно считал, что Моисей сам определил для себя роль диктатора Израиля и установил священство, которое тиранизировало народ. Углубленные исследования убедили его, что он ошибается в данном вопросе, и он понял, что законодательство Моисея было наиболее благим и вдохновляющим в отношении свободы, равенства и братства из всех, которые были утверждены до того времени. Так его вера приняла всю Библию.

 * * *


  Обработано на основании книги Чарльза Ф. Редекера, «Пастор Ч.Т. Рассел. Посланник Тысячелетней Надежды», с. 9-45 (англ). Некоторая информация взята из книги Ф. Зидека «Чарльз Тейз Рассел: Его Жизнь и Времена. Человек, Тысячелетие и Послание» (англ. и пол.), а также из журнала Сторожевая Башня.


Смотри также:

Перелом в поисках

Подбробная биография Чарльза Рассела — вначало

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.