Апология 8

ОППОЗИЦИЯ КЛЕРА – ЦЕРКОВНЫЕ ЛИДЕРЫ ВСТРЕВОЖЕНЫ

По мере того, как писания Пастора Рассела стали распространяться, а его служение охватывало все большие круги общества, его популярность постоянно возрастала, но не без оппозиции. Несмотря на благосклонность общественного мнения, вскоре его деятельность натолкнулась на твердое противостояние со стороны клера. Появилось христианское движение, консервативное и основанное на Библии, но напрямую не соглашающееся со многими убеждениями и уважаемыми традициями ортодоксии. По мнению лидеров христианства, появилась конкретная причина для беспокойства и совместных действий с их стороны. Теперь обратим внимание на причины их беспокойства, предпринятые ими исправительные шаги и ответы Пастора.

 

ЦЕРКОВНЫЕ ЛИДЕРЫ ВСТРЕВОЖЕНЫ

Со временем ортодоксальное духовенство заметно обеспокоилось, даже было встревожено вторжением Пастора в религиозный мир. Он непрестанно атаковал духовенство – как из-за кафедры, так и в своих трудах – за пребывание в догмах, которые он представлял как устаревшие и искаженные убеждения, поддерживаемые со времени темных веков прошлого. В 1891 г. он писал:

«Массы людей, по мере того, как владеют все большей информацией, теряют веру в вероисповедания, которые так долго сковывали их мысли.  И привязывают их к мыслям людей, живших в темные века, которые, несмотря на то, насколько добрыми могли быть, признавали заблуждения… Факт радикального несогласия между вероисповеданиями подтверждает, что некоторые, если не все, искажали учения Библии. Но должны быть благодарными те, кто видит истинное евангелие. Насколько высоко мы можем подняться над замешательством номинальных церквей, над вязкой глиной человеческих традиций, когда получили твердый фундамент, основанный на Божьем Слове. Наш фундамент логичен сам по себе, а также поддержан каждым свидетельством Библии – чего нельзя сказать ни об одном вероисповедании христианства».

В особенности модернистские проповедники стали предметом язвительной критики со стороны Пастора, опубликованной в его газете 1 июля, 1892 г.:

«Среди протестантского клера, оказывающего наибольшее влияние в Соединенных Штатах, неверие (отрицание истин Священного Писания и доктрин, которым учил Христос и Апостолы – христианство)  быстро искореняет веру (в Библию как Слово Божье и поэтому в доктрины, представленные ими как происходящие из Божественного откровения).

Мы в состоянии поддержать это твердое заявление многими цитатами из публичных лекций пасторов, считающихся «великими светилами» разных деноминаций – людей, наделенных такими титулами, которых ни наш Господь, ни Апостолы никогда не носили – Преподобные Доктора Теологии… Людей, которые считаются наиболее образованными во всем, что связано со светской мудростью; людей, которые в результате этого получили необычные способности и влияние, выступающих либо за, либо против веры, которую они обязались защищать, а на самом деле идут в ее  подрыве еще дальше, чем просто наружное неверие…

Хотя мы освещаем неверие, которое эти «великие учителя» проповедуют из-за кафедр, посвященных Богу, мы далеки от обвинения их в стремлении делать зло. Совсем наоборот, мы верим, что есть совестливые, но обманутые собственной или чужой, кажущейся  мудростью, настолько, что не могут видеть ничего Божественного в Библии.  И поэтому почитают ее только как древний интересный документ, реликт из далекого прошлого, который они, критики, могут значительно улучшить… Они терпят Библию только потому, что верят в предрассудочную честь, которой люди наделяют эту книгу. Они пытаются тихо и ловко устранить этот предрассудок…  Эти «мудрецы»… используют все свое влияние и знание, чтобы полностью разрушить веру многих, а их вера пропала еще раньше вследствие пренебрежения ими исследования Божьего Слова с молитвой, за что несут вину, а также по причине гордости из-за человеческих философий и спекуляций».

Гнев и враждебность в отношении Пастора может быть приписана и другим причинам. Исследователи Библии были организованы скорее свободным образом, который отражал простоту ранней церкви. Не было много приукрашенных сооружений, платных богослужений, отличительных одежд и титулов для их старших, не собирались пожертвования во время встреч. Кажется понятным, что это положило начало оживленной реакции со стороны духовенства, которое видело, что это угрожает их роли и сану. Они не хотели принимать никакого участия в этой странной и нонконформистской религии.

С самого начала Пастор Рассел считался дерзким юношей, который появился на сцене, не имея теологического образования, и который почти в одиночку возразил против главных основ государственных церквей. Многие интерпретировали это как позицию превосходства и отсутствия уважения, которая обычно не терпелась. Например,   в 1877 г., когда ему только исполнилось двадцать лет,  Пастор организовал встречу всех местных духовных в Алегейни и Питтсбурге и посоветовал им снова исследовать доктрину второго пришествия Христа. Примерно одна треть приглашенных пришла на эту встречу, и он пытался доказать им на основании пророчеств, что Господь уже вернулся невидимым способом и начал заниматься делами мира, приготовляя установление своего Царства на земле. Ни один духовный не был переубежден в такой интерпретации.

В более поздний период, чтобы подчеркнуть разницу между своими собственными взглядами и идеями государственных церквей, Пастор, начиная с 1892 г., издавал особую серию библейских  исследований в журнале  Watch Tower  под заглавием «Международные Воскресные Школы». Это были избранные библейские тексты и лекции, которые ежегодно публиковались Международным Комитетом Протестантской Церкви, учения которой он считал основанием для сравнения с его собственными взглядами, появляющимися, как он сам это называл – «со стола Господнего». Это объявление религиозных убеждений, хотя выходило из-под его пера, считалось его сторонниками происходящим от Господа и явившимся вовремя для открытия. Единственное, что было нужно, это готовый и верный слуга, несущий духовную пищу для дома веры, и они верили, что Пастор был призван на эту функцию.

Еще одним поводом для гнева  и даже зависти со стороны клера был тот факт, что Пастор получил высокую оценку в глазах общественного мнения как проповедник, не имевший ни привычных титулов, ни степеней, признаваемых элитными представителями христианства.

Евангелический Союз, к которому присоединилось большинство протестантских церквей, действовал как определенного рода «союз проповедников», который формально санкционировал рукоположение всех ортодоксальных пасторов. Исследователи Библии не были членами данного союза, а сам Пастор не заканчивал никакой почетной теологической школы. Поэтому он был выставлен на посмешище и презрение за проведение богослужений без соответствующей квалификации.

Пастор Рассел широко использовал неортодоксальные методы распространения своих учений, которые оказались очень эффективными в привлечении сторонников из других церквей. Его организация  Watch Tower  была в состоянии напечатать миллионы трактатов, которые опытно распространялись от двери к двери в обществе по всей стране его ревностными последователями, а также вручались непосредственно прихожанам, когда они выходили в воскресенье из своих церквей. В дополнение периодически Пастор был в состоянии обеспечить сотрудничество с газетами больших городов в распространении его трактатов вместе с газетами. Его организация была также в состоянии предоставить «письма об уходе» на фирменном бланке  Watch Tower, чтобы облегчить своим последователям оставление их предыдущих церквей.

Еще одним пунктом несогласия, волнующим духовенство, была позиция Пастора в отношении к всемирным миссиям и общим усилиям обращения язычников. Вопреки распространенному взгляду, он понимал, что миссия истинной церкви как просветителя в отношении к миру состоит в свидетельствовании, а не в обращении. Он считал, что последователи Христа в настоящее время должны были нести послание евангелия – благую весть Царства – в самые отдаленные части земли для призвания «Малого Стада» верных. Дело обращения человеческих масс было зарезервировано на век Царства и должно было проводиться Христом и его славной церковью в благоприятных условиях Посреднического Правления.

В 1911 г. на конвенции исследователей Библии Пастора и еще шесть выдающихся членов его организации избрали членами специального комитета, и они должны были отправиться в кругосветное путешествие немного позже в том году; оно продолжалось до 1912 г. Их особой целью было исследование эффективности миссионерских усилий церквей. Как можно было ожидать, они убедились, что большая часть мира оставалась в большой духовной тьме и тотальном невежестве в отношении к единственному имени под небом, через которое они могли спастись. Поэтому они пришли к выводу, что всемирные евангелизационные усилия церквей, хотя давали помощь с гуманитарной точки зрения, являются фатальной ошибкой в несении христианских убеждений.

Пастор Рассел уже объяснил свою позицию относительно христианской миссионерской деятельности в кратком заявлении в 1911 г., которое звучит так:

«Пусть никто не думает, что мы против христианских миссий. Ничто не сделало бы нас более счастливыми, чем знание о настоящих христианских миссиях, как в цивилизованных землях, так и в нецивилизованных. Но поскольку эти миссии имеют нехристианские и небиблейские убеждения и доктрины, то мы— против».

(Взамен он предпочитал) цивилизованные миссии, целью которых должно было бы быть настоящее объяснение язычникам моральной жизни, обеспечение их больницами и школами… (нежели) миссии, чьи убеждения и доктрины очерняют и ложно интерпретируют Бога и Его Слово! Насколько эти миссии выполняют такое гуманитарное дело, настолько выполняют добрую работу. Насколько они засевают доктринальные заблуждения, настолько они причиняют вред».

Предоставляя этот рапорт избранного комитета, исследовавшего всемирные миссии, Пастор писал:

«Библия учит, что только Царство Мессии в силе и великой славе может рассеять густую религиозную тьму мира… Поэтому, хотя Исследователи (Библии) симпатизируют всем добрым делам, они не ожидают обращения мира как результата миссионерских усилий и не разочарованы тем, что восемнадцать веков проповедования евангелия не принесли таких результатов… Проповедование евангелия по всему миру определенно правильно, не ожидая обращения мира, но, как сказал Учитель, во свидетельство всему миру, чтобы собрать и избрать горстку из всех народов, племен, родов и языков как членов класса Его невесты – чтобы они вместе с Ним сидели на Его престоле тысячу лет, сотрудничая в деле подъема всей человеческой расы».

Не нужно здесь говорить, что такая позиция— это следующий повод для духовенства, что Пастор опять переступил свои границы и взял на себя роль в осуждении миссионерских усилий всего христианства. Он не только видел их как полное поражение, но считал, что они были неизбежным результатом неправильного распознания цели Бога в настоящем веке. Впоследствии это равнялось с двойным осуждением церковных систем.

Из всех этих взглядов церковным лидерам было уж очень очевидно, что если ничего не будет сделано, чтобы противостать растущему влиянию Пастора, то государственные церкви понесут непоправимые последствия этого.

Источник: Pastor C.T. Russell Messenger of Millennial Hope — by Charles F.Redeker — стр. 47-52. 

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: