Апология 7

Проявлял ли Пастор Рассел плохое отношение к своей жене и падчерице?

 

Почему появились такие слухи, и как было на самом деле, а также кому выгодно поддерживать подобные слухи?

Одно из самых тяжелых испытаний, которое должен был пережить Пастор Рассел, было связано с его женой, г. Мэри Ф. Рассел. Женились они в 1879 году, и жили вместе счастливо много лет, когда жена работала с мужем в полном согласии, помогая ему в публикации Zions Watch Tower (Сионской Сторожевой Башни), а также в представлении Истины Жатвы другими способами, даже способно защищая его во время просевов в 1891-1894 гг., показывая, на основании писаний, что он был «тем рабом» из Ев. Матфея 24:45,46.

   Но жена Пастора Рассела не довольствовалась функцией помощника своего мужа. Она настаивала, чтобы ее собственные статьи печатались в  Watch Tower (Сторожевой Башне) без каких-либо поправок со стороны Бр. Рассела.

Понятно, что бр. Рассел не мог согласиться с таким предложением жены, и это стало началом недоразумений и его проблем с женой.

Св. Писание ясно определяет роль женщины в обществе христиан, поэтому, желая быть верным вверенному ему домоправительству в пользу Господа и Истины, он не мог этого допустить. По этой причине она стала противником, постепенно все большим, а члены ее семьи поддерживали ее в ее оппозиции по отношению к бр. Расселу. Влияние на поведение жены брата Рассела имело движение «феминисток«, которое было на вершине популярности в тогдашней Америке и Европе. Для выяснения нужно вспомнить тогдашнюю ситуацию общества в отношении государственной власти и равноправия женщин.

В 1848 в США появилось движение (общество) женщин, которые боролись за равноправие и получение избирательских прав. Вновь активизировалось оно во время сепаратистской войны 1861-1865, провозглашая декларацию прав женщин. Избирательские права женщины впервые получили на территории Вайоминг в 1869, а борьба за них продолжалась до принятия Конгрессом 19 поправок к конституции в 1920 г.

Далее, события привели к тому, что конфликт нашел финал в суде. В 1906 г. госпожа Рассел (разочаровавшись по поводу того, что не получила полной свободы, которой желала на страницах СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ) стала искать аргументы для представления своего дела в суде как особы, которая была обижена своим мужем.

Свидетельствуя в суде против бр. Рассела, она упрекнула его в неуместной близости между ним и Розой, которая стала членом семьи Расселов в 1888 г., и к ней относились как к дочери. Напомним, мальчика и его сестру приютили супруги Рассел, позаботились о них, по всей вероятности, после смерти их родителей. Родной брат девочки Розы умер, и она была в глубокой печали.

Брат Рассел пишет так: “Кроме того, моя жена прилюдно просила ее, чтобы она целовала меня  как своего приемного отца каждый вечер перед сном”.

    Попытка госпожи Рассел и ее адвоката навязать ненадлежащую связь была настолько очевидна, что суд признал необходимым задать вопрос, почему, если на самом деле дошло до ненадлежащей связи опекуна и его подопечной, это обвинение не было частью искового заявления, а также, почему Розу также не позвали?

Тогда, как госпожа Рассел, так и ее адвокат, отказались от этого обвинения, которое больше никогда не поднималось по этому вопросу заинтересованными в этом особами.

Брат Рассел пишет: “Таким и многими другими способами она пыталась заставить меня дать ей больше свободы на страницах журнала Сторожевая Башня, который я редактировал и издавал – поскольку идеология феминисток стала близка ее сердцу.

Ей не дали развода. Не было оснований для этого. Она получила юридическую сепарацию через девять лет после того, как оставила меня“.

Помимо того, представители клера и другие особы продолжают разглашать эту клевету. Поэтому слухи, что брат Рассел был неморальным, неучтивым и неверным мужем, часть которых и далее используется клером и другими для того, чтобы его опорочить, опровергнуты судебными протоколами, как абсолютно ложные.

 

РАЗЛИЧНЫЕ ОБВИНЕНИЯ

Инсинуации в отношении развратного поведения появились впервые во время показаний Мэри Рассел во время бракоразводного процесса, как мы уже упоминали. Помимо представления убедительных доказательств, свидетельствующих о самом высоком моральном уровне Пастора, как публично, так и приватно, непреднамеренно появились основания для подозрений, когда процесс закончился в пользу Мэри, что касалось развода. Не было представлено ни единого доказательства прелюбодеяния, и никогда не звучали такие обвинения; но, как заметил историк, Тимоти Уайт:

Трактаты многих церквей против Рассела подают мысль, что основанием развода (технически, юридической сепарации) было прелюбодеяние с членами его собрания, что было попросту ложью”.

Но не многие могли себе представить, до каких размеров это первое обвинение могло вырасти на протяжении последующих лет, поскольку оппоненты Пастора соревновались в создании дополнительных фантастических сценариев сексуального неприличия. В настоящее время они представлены в интернете, вместе с карикатурами и подделанными фото, изображающими Пастора, чтобы показать злой и демонический образ, находящийся в глубоком контрасте с его исключительным, праведным лицом, особенно в его зрелые годы. Это хорошо определено старой пословицей: «Пока правда обувается, зло обойдет весь мир».

В особенности отличился один критик, Барбара Г. Гаррисон,  описывая всю литературу мнимых сексуальных отклонений, которые якобы допускал Пастор. Она пишет в стиле, который многие считают талантливым и забавным. Она перемешивает юмор с вопросами, влекущими за собой серьезные последствия, связанными с ее собственной жизнью и несчастными переживаниями в религиозной группе, к которой присоединилась она с ее мамой. Ей удается представить собственные взгляды  правдоподобным и результативным способом – если их внимательно не исследовать. Ее упреки в отношении Пастора Рассела главным образом внушительны, включая в это прелюбодеяние  развращение детей и организацию гарема в Доме Вефиль, завершая тем, что Пастор Рассел якобы требовал лечения сифилиса.

Трудно себе представить какого-либо автора, выступающего с лавиной серьезных обвинений без поистине серьезных доказательств, доказывающих вину. Относительно ее последнего анекдота, касающегося заболевания Пастора сифилисом, автор сама нехотя признает: “Я не могу дать доказательство, подтверждающее, правда это или нет” (!). Это достаточно честно.  Но существуют ли настоящие  доказательства  какого-либо из ее обвинений?

    Простому читателю кажется вполне вероятным, что если эта книга является автобиографией, и она сама работала в Доме Вефиль, то ее высказывания относительно Пастора Рассела должны быть правдивыми. Но  нужно заметить, что ее трехлетнее пребывание в Вефиле как домохозяйки не пересекалось с пребыванием Пастора в одном доме, такого не было даже много лет после его преемника (после смерти Рутерфорда). Поэтому  ее наблюдения относительно Вефиля ничуть не отражают условий, которые царили там во времена Рассела. Она родилась в 1934 г. – почти через двадцать лет после смерти Пастора – поэтому у нее не было информации из первых рук, которую она могла бы передать своим читателям. Все, что она могла предложить, это то, что является оскорбительными замечаниями со вторых и третьих рук, плюс, недоказанные инсинуации госпожи Рассел, которые появились во время бракоразводного процесса и апелляции. Очерки и картинки госпожи Гаррисон, касающиеся Пастора, могут быть развлечением для ее читателей, но поддерживают ли они всеобщие стандарты правды, честности и порядочности? Мы рассмотрим некоторые из ее заявлений более подробно, чтобы увидеть, что они могут нам открыть.

Она начинает с неожиданного общего осуждения Пастора, утверждая, что он был «сексуально и умственно грешен». Слово peccant (используемое в данном предложении, зам. перев.) определено словарем Funk and Wagnalls Standard Desk как “виновен в грехе; грешен; коррумпирован и оскорбителен”.

Это конечно серьезное обвинение, но мы уже заметили, что ни один суд никогда не выдвигал против него подобного обвинения, и даже его жена этого не делала. На протяжении пятнадцати лет она лояльно защищала его праведный характер и даже во время бракоразводного процесса никогда не выдвигала подобного обвинения такого типа. Поэтому  уже в самом начале мы задавали вопрос, на каком основании госпожа Гаррисон создала столь серьезное обвинение.

Следующее ее обвинение касается «истории медузы», которая вызвала большую сенсацию во время процесса Рассела. Но как мы уже вспоминали, это обвинение нельзя было проверить, и судья не позволил, чтобы оно могло стать достоверным признанием. Такое мнимое поведение, по крайней мере, могло быть расценено как флирт, а как таковое не квалифицировалось под определение peccant”.

После этого обвинения, она повторяет обвинения госпожи Рассел относительно недостойного поведения по отношению к маленькой сироте, Розе Белл, которая жила с Расселами, но теперь уже с мыслью о развращении ребенка. Хотя этот инцидент был также уже раньше описан, рассмотрим его еще раз, чтобы вспомнить о некоторой дополнительной информации. Резкое подведение итога обвинения госпожи Рассел в исполнении госпожи Гаррисон было следующего содержания: «он признал… что целовал и колыхал (ее) на своих коленях», но нет никакого упоминания о версии Рассела по этому поводу. Его объяснение, подтвержденное присягой, объясняло, что он ее просто утешал по-отцовски, чтобы возместить суровое отношение к ней госпожи Рассел; и это собственно Роза резко вытерла свои слезы и с благодарностью поцеловала Пастора.

Здесь уместно будет вспомнить, что, когда во время процесса госпожа Рассел пыталась любой ценой представить Розу как «ту другую женщину», то именно Пастор обратил внимание на то, что она была ребенком. Если бы госпожа Рассел намеревалась дать понять, что Пастор развращал ребенка – что было бы сенсационным обвинением – то конечно она бы давала об этом показания в суде, чтобы достичь такого эффекта. Госпожа Рассел пыталась видоизменить отцовские чувства и утешения ребенка в недостойное внимание к женщине. При жизни Рассела не появлялось ни единого обвинения о развращении ребенка; это скорее новейший продукт буйной фантазии.

Дальнейшие события, кажется, подтверждают версию Пастора относительно этого инцидента. Роза не могла быть вызвана в качестве свидетеля во время бракоразводного процесса, чтобы рассказать свою версию, поскольку находилась в это время в Австралии. Через несколько лет после этого инцидента она выросла и вышла замуж за Е.К. Хеннингеса, близкого друга Пастора, который стал региональным руководителем деятельности Watch Tower в Австралии. Но в 1909 году Хеннингесы отделились от Пастора в связи с доктринальными вопросами и присоединились к другим в Америке, чтобы стать во главе движения «Новый Завет». Один примечательный наблюдатель пишет:

“Хотя они атаковали убеждения Пастора относительно определенных доктринальных аспектов, и им удалось завоевать нескольких его «последователей» для своего движения – из того, что мне известно, они никогда не использовали инцидента Розы Белл в своей аргументации. Если он ее развращал, и это скрывалось ради блага истины (движения), то все причины для замалчивания (относительно неверности Рассела) были устранены, начиная с 1909 г.  А она знала все об этом обвинении – это было достаточно твердо показано в издании Zions Watch Tower за 15 июля 1906 г. … (поэтому) те, кто мог заработать  больше всех на каком-либо недостойном поведении Пастора, те, которые в действительности имели коронного свидетеля на своей стороне, однозначно не сделали этого“.

Возвращаясь к серии обвинений госпожи Гаррисон, последней мыслью было то, что Пастор устроил “гарем” в Доме Вефиль и в последствии потребовал лекарство от сифилиса. Слух о “гареме”, который Пастор категорически отрицал, был приписан газете Eagle в Бруклине, которая, как мы уже могли видеть раньше, вела определенного рода войну против Пастора Рассела, и нельзя было ожидать, что она предоставит  беспристрастную версию. История с сифилисом была предложена писательнице после одного из ее докладов неизвестным человеком, который с виду напоминал доктора пенсионного возраста. Но даже сама госпожа Гаррисон признается, что не имела никаких возможностей проверить, правда ли это. Здесь стоит  привести реакцию другого доктора, практикующего в то время. Когда он услышал эту историю, то сказал: “я бы не расценивал  слишком серьезно настолько неподтвержденный  анекдот из третьих рук!”. (Если бы доктор на самом деле намеревался нарушить свою клятву конфиденциальности, то, думаю, сделал бы это намного раньше перед встречей с госпожой Гаррисон!)

Здесь мы остановимся на момент для размышлений, чтобы наши читатели решили, были ли какие-либо из выше представленных обвинений основаны на серьезных доказательствах, и дают ли они основания для достоверных убеждений. Но прежде, чем мы оставим книгу госпожи Гаррисон, думаю, что будет уместным проанализировать другие замечания из той же главы ее книги, которые говорят о мнимых сексуальных злоупотреблениях со стороны Пастора. Мы с удивлением нашли ложные заявления, касающиеся фактов. Вот они:

1.“Чарльз Тейз Рассел – который основал Общество Исследователей Библии“.

2. „По мере умножения имущества … возник конфликт с его женой, соиздателем Herald”.

3. В 1909 г. она  (госпожа Рассел) подала иск на повышение алиментов, и Рассел вышел из-под судебной юрисдикции Питсбурга, перевел свои активы на Общество Watch Tower и огласил, что не имеет ни цента, и перенес свой персонал и деятельность  в Бруклин, чтобы избежать ареста за неуплату алиментов”.

Касательно 1 пункта, нужно заметить, что Пастор Рассел основал „Zions Watch Tower Tract Society” в 1881 г., это название позднее было изменено на „Watch Tower Bible and Tract Society”. Оно никогда не называлось «Обществом Исследователей Библии». Касательно 2 пункта, хотя это правда, что госпожа Рассел какое-то время была соиздателем журнала Общества Zions Watch Tower, он никогда не назывался Herald, а она никогда не была его “соиздателем”.

Заявление госпожи Гаррисон в 3 пункте создает впечатление, что просьба госпожи Рассел об увеличении алиментов привела к тому, что Пастор перенес свою деятельность в другое место. Но правда ли это? Факты в этом вопросе наводят на мысль что-то совсем другое. Имущество в Бруклине было куплено в 1908 г., перед той датой, на которую ссылается госпожа Гаррисон, поскольку Библейский Дом в Аллегейни стал слишком мал. Нужен был дом побольше для размещения персонала и ведения расширяющейся деятельности организации,  а также другой, более известный город, такой как Бруклин (известный как “город церквей”), который должен был стать соответствующим центром для рассылки проповедей в газеты и ведения дела Жатвы. После месяцев генеральных ремонтов и перестройки, здание, которое раньше служило как миссия для ближайшей конгрегационной церкви Plymouth, было названо „The Brooklyn Tabernacle” и было открыло для богослужений исследователей Библии 31 января 1909 г.

О чем могут говорить эти ложные заявления, и какое влияние они оказывают на обсуждаемую нами тему? Госпожа Гаррисон может быть успешным популярным автором с обворожительным стилем написания, но упомянутые выше вещи ставят вопросительный знак под ее знанием фактов и репортерской точностью. Здесь могло быть какое-то предубеждение, которое повлияло на какие-то ее оценки и честность по отношению к тому, что представлено в ее статьях?

Историк Джеймс Пентон также оценил ее качество честности и комментирует более ранний труд этого автора следующим образом: “Конечно, хотя Гаррисон создала исключительно важный труд, иногда она нечестна в своих описаниях некоторых особ, таких, как, например, первый президент Watch Tower (Пастор Рассел)”.

Подобным тоном некоторые склонны пойти еще дальше и характеризуют последнее представление Пастора госпожой Гаррисон как “исключительно несправедливое”. И снова мы оставляем это в руках наших читателей, чтобы они сами решили.

ПОЛЕЗНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ. Мы думаем, что будет полезным, если здесь обратим внимание на главный элемент обсуждения, который даст нам определенные перспективы во всем этом вопросе, касающийся моральной честности Пастора Рассела. Речь идет о неожиданном источнике, то есть докторе Девиде А. Риде, который почти в каждом другом вопросе остро критикует Пастора. Однако в этом вопросе он проявляет большую меру здравого смысла, и многие антагонисты Пастора сделали бы хорошо, если бы наследовали его в этом. Он пишет следующим образом о браке Пастора:

“Мне кажется, что некоторые оппоненты организации Watch Tower в определенных моментах слишком легко поверили и повторяли каждое обвинение, выдвинутое против первого президента Общества… Думая о двух сильных личностях, которые были в этом задействованы, и эксцентрических слабостях каждого из них, я не сомневаюсь, что было достаточно много вины с обеих сторон, которые ответственны за неудачный брак”.

“Заявление, что это было особое супружество, было бы недомолвкой. После двадцати семи лет – из которых первые восемнадцать они жили вместе – обе стороны признают, что между ними не было никакого сексуального сожительства… Главным вопросом в бракоразводном процессе было обвинение в том, что Чарльз лишал ее удовольствия от секса, против чего настойчиво возражал Чарльз, утверждая, что Мэри всегда разделяла его  преференцию относительно целибата… ”

“Рассуждая над интенсивностью борьбы между Чарльзом и Мэри, кажется разумным предположение, что она обвиняла бы его в прелюбодеянии, если бы существовало даже малейшее основание для этого. Вместо этого, ее обвинения, касающиеся непристойности, не продвинулись дальше, чем мнимый флирт, а закончились обвинением в пренебрежении и плохом отношении – например, что Чарльз открывал и читал ее почту”.

“Действительно ли ему просто так обошлось совершение прелюбодеяния? Может и так, но более правдоподобный сценарий — это тот, что полное отсутствие секса в связи, в которой у него были наилучшие возможности для этого – своем супружестве, свидетельствует об отсутствии секса в его дружбе с другими женщинами. Кажется, он никогда не доходил дальше рукопожатия или поцелуя в контактах с представительницами противоположного пола”.

 

ПРЕДАН ВЫСШИМ ИДЕАЛАМ

Это показывает главную иронию в обвинениях о сексуальных злоупотреблениях против Пастора. Как показывает это его жизнь и учения, Пастор Рассел был посвящен высшим стандартам и принципам поведения, описанным в Библии, и даже добровольно решил жить в целибате. Он служит как образец для Стада, воспринимаемый как вежливый в контактах со своими товарищами, и его никогда и ни в чем нельзя было упрекнуть в его взаимоотношениях. Его учения о честности и чистоте в мыслях и поступках были укреплены в «Обете Господу», благочестивом поводыре, который был так разработан, чтобы помочь братьям в избегании искушений в их отношениях с противоположным полом.

Кроме того, на основании уликовых доказательств, которые, по крайней мере, сравнимы с клеветой и сплетнями, этот слуга Господа открыто обвиняется в наихудшем виде морального злоупотребления. Но мы можем спросить, не является ли такая интерпретация абсолютно непоследовательной и нелогичной, принимая во внимание  достойный наследования характер человека, его высокие идеалы и его посвященную Господу жизнь? Не являются ли эти заявления попросту примитивными попытками запятнать выдающегося Божьего посланника и оттянуть от освежительного  и поучительного взгляда на Божественный План Спасения, который открылся, благодаря ему?

Мы считаем, что стоит поразмыслить непосредственно над определенными полезными утверждениями Пастора относительно жизни Нового Творения, супружеских пар верующих и настоящих обязанностей, которые есть у мужа и жены по отношению друг к другу. Эти вопросы обсуждаются в главе, посвященной «Супружеским и прочим привилегиям и обязанностям Нового Творения» в шестом томе Исследований Священного Писания, где он пишет так:

“Новое Творение, то есть новая воля, действуя в этом теле и посредством смертного тела, образно считаетсявоскресшим со Христом и живым, и заботящимся о небесном – Кол. 3:1… постепенно оно замечает обманчивость собственного тела и его слабости, и также постепенно возрастает в благодати и мудрости, которая приходит свыше. Таким образом, Новое Творение  все больше господствует над своим телом и подчиняет его под свой новый ум (1Кор. 9:27).

Среди Нового Творения должны соблюдаться особенности поведения и отношений … нужно быть более осторожным, чем обычному и мирскому человеку, помня о слабостях тела, определенных ограничениях правильного поведения и скромности между противоположным полом. По мере того, как Новое Творение  заботится о духовной жизни, и по мере того, как осознает, что похоти телесные ведут борьбу против интересов Нового Творения, оно должно … выпрямлять свои стези и поставить, насколько это только возможно, высокое заграждение … между собой и искушением…”

Возвращаясь к прекрасному образу, в котором супружество символизирует союз Христа и церкви, Пастор продолжает:

“Апостол ясно показывает, что супружеские отношения среди людей с Божьего распоряжения предназначены для того, чтобы быть иллюстрацией отношений между Христом и Церковью, то есть Невестой – Его телом. Речь Апостола в этом вопросе очень выразительна:

“Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос— глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа” – Еф. 5:22-33.

“(Таким образом), супружество было предназначено, как образ … Новое Творение должно уважать образное земное супружество и его надлежащие обязанности и ответственности, тем более, что оно в нашем понятии является образом союза между Христом и Церковью. С этой точки зрения, у каждого христианина есть наилучшая возможность оценить свои обязанности и ответственности по отношению к своей жене на основании примера нашего Господа, как Он заботится о Церкви и ее земных, духовных, настоящих и будущих проблемах, и то настолько, что даже отдал Свою жизнь ради блага Церкви. Подобно и жена, узнав об обязанностях и ответственности Церкви по отношению к Христу, видит боле высокий идеал  женских обязанностей и отношения жены к мужу, как его помощница и подруга…

Хотя мы призываем всех заключающих брачный союз помнить, насколько только это возможно, Божественный идеал, то, однако, уверены, что эти принципы и идеалы могут понять только те, кто был зачат от Духа, – Новые Творени,я – поскольку, как Новые Творения, они имеют ум Христов”.

Далее Пастор подытожил эти размышления завершительным напоминанием Господа:

“Как важно, чтобы Новое Творение ясно понимало поручения и заповеди Господнего Слова в этом вопросе: чтобы обладало настоящим духом Истины и чтобы непрестанно помнило о том, что является Новым Творением. Новое Творение должно помнить, что ему нельзя жить по-мирски только ради того, чтобы наслаждаться земной жизнью и воспитать семью по плоти. Но что наивысшей его целью и усилием должна быть жизнь по Духу и согласно указаниям Господа нашего во всех вопросах, как земных, так и духовных. Они всегда должны помнить, что посвятились Господу и умерли со Христом для мира сего; что главной их целью в этом отношении является использование своей жизни и своего земного тела как жертвы, в самом мудром смысле этого слова, для блага Нового Творения, а их общим делом и усилием должно быть служение Господу и прославление Господа, а также развитие себя и других в духовных достоинствах!”.

Размышляя над этими напоминаниями Пастора, касающимися христианской жизни, а в особенности отношений между противоположными полами, мы можем только находиться под впечатлением,  что тот, кто выражал такие слова, определенно делал все, чтобы самому быть в согласии с ними. Очевидно, ум, исполненный таких мыслей и идеалов святости, представленных в Священном Писании, не может в то же время заниматься земными чувственными вещами и получать удовольствие от неморального поведения. Поэтому мы уверены, что вполне посвященная Господу жизнь Пастора и последовательный пример чистоты в мыслях и делах полностью опровергают выдвинутые бесстыдные обвинения в недостойном поведении.

Наконец, стоит вспомнить еще раз слова оценки Пастора Рассела, выраженные историком Пентоном: “его личная жизнь была принципиально свободна от изъянов… (и) он … был абсолютно посвящен (своему) домоправительству”.

ВЫЗОВ ИСТИНЫ. Поэтому, после пересмотра этих мыслей, мы уверены, что все, кто беспристрастен и справедлив в своем подходе к данным вопросам, проанализируют факты, возьмут во внимание мнение цитированных историков и увидят возможное предубеждение критиков Пастора. Надеемся, что это приведет к неизбежному выводу: Самое время раз и навсегда отложить безосновательные обвинения!

Должны ли мы позволить, чтобы дело жизни и репутация этого Божьего мужа были запятнаны такими обвинениями, которые мы обсудили? Правда в этом случае была слишком долго заслонена и, наконец, нужно позволить ей победоносно выйти!  Пусть благородный характер этого верного Господнего слуги – Пастора Рассела – будет признан как дополнение к его исключительному служению, и принесет пользу благой вести о благословениях Царства, о которых он имел честь рассказывать. А, впрочем, никого не нужно отвлекать от внимательного размышления над освежающими учениями и глубоким взглядом на чудесный Божественный План Спасения, который был объявлен благодаря этому слуге.

источник: Pastor C.T. Russell Messenger of Millennial Hope — by Charles F.Redeker — стр.237-247. 

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: