Битва Армагеддона (1897-1898 г.)


Смотри также:

Подробная Биография Чарльза Тейз Рассела

Предыдущая статья: 1893-1896 -Разоблачение заговора и просевы Жатвы


БИТВА АРМАГЕДДОНА

(1897-1898)


1897 год


(Расселу 45 лет)

             Чарльз Рассел, 1897 г.

1897 год стал еще одним, уже третьим годом глубокой рецессии в экономике США. В связи с этим пастор Рассел заметил снижение тиража литературы и снижение активности со стороны распространителей, которым становилось все труднее зарабатывать на жизнь небольшими доходами от продажи книг и брошюр. Несмотря на эти трудности, Чарльз призвал распространителей быть еще более активными в служении Господу, чтобы «свет мог светить другим». Затем он представил им интересное предложение. (1) Пастор настаивал на том, чтобы брошюры из серии Old Theology Quarterly были бесплатными и были доступны в любом количестве всем желающим. Он отметил, что никакая другая ассоциация не предлагает такого большого объема бесплатной литературы, что делает ее доступной даже для самых бедных слоев населения. (2) Ради увеличения продаж была снижена цена изданий Рассвет Тысячелетия в мягкой обложке (изданных как специальное издание Сторожевой Башни Сиона) с 35 до 25 центов. (3) Было расширено предложение по доставке десяти томов серии Рассвет Тысячелетия в мягкой обложке за 1 доллар. Это позволило увеличить количество заказов с меньшими затратами. (4) Тома Рассвет Тысячелетия в твердом переплете отправлялись пачками по шесть штук за 1 доллар или один том за 35 центов. (5) Было предложено, чтобы брошюры Что говорит Св. Писание об аде? и Тени Скинии стали одними из основных в представлении истины, вместе с томами Рассвет Тысячелетия. Представленное предложение было поистине уникальным, поскольку никто не предлагал религиозные журналы, брошюры или книги по таким низким ценам. Это позволило даже самым бедным представителям общества узнать истину.

В начале 1897 года пастор Рассел выпустил уникальное издание, адресованное еврейскому народу. Оно отражало взгляды пастора на восстановление «избранного народа» к Божественной милости. Это был трактат из серии Old Theology Quarterly: Пробудись! Иерусалим, Пробудись!. Таким образом, Чарльз пытался помочь искренним израильтянам найти Господа, Искупителя и Мессию. Появились другие новые трактаты под названиями: Как ты читаешь?, Надежда на бессмертие и Что говорит Св. Писание о спиритизме?. Более ранний трактат под названием Учение Св. Писания, касающееся надежды мира также был переиздан на французском языке. В апреле 1897 года Сторожевая Башня Сиона начала издаваться на немецком языке (выходила раз в два месяца).

15 апреля около 200 человек собрались в собрании в Аллегейни, чтобы вместе с пастором отметить Вечерю Воспоминания смерти Иисуса. Тогда крестились 24 человека. Позже пастор получил отчеты от многочисленных собраний, которые также отмечали этот скромный праздник в своих собраниях.

  * * *

РАСПАД БРАКА

Чарльз и Мария Рассел

  1897 год был особенно трудным для Рассела, во многом из-за тяжелых личных испытаний со стороны его жены. Раньше Мария Рассел помогала своему мужу с многочисленными задачами при подготовке к печати следующих выпусков Сторожевой Башни Сиона. Со временем она пришла к выводу, что должна иметь такой же контроль над управлением журнала и равные привилегии при написании статей. Чарльз выступил против этих требований, потому что не хотел, чтобы ему диктовали, что будет в следующей Сторожевой Башне, и как будет вестись дело Жатвы. Затем его жена возглавила группу людей, атаковавших пастора, став причиной многих его испытаний. Тем не менее, Чарльз пытался помочь своей жене, стараясь объяснить ей распоряжение Бога в этом вопросе. Позже пастор описал события следующим образом:

  «До этого мои воскресные темы составляли большую часть СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ. Миссис Рассел записывала мои воскресные лекции, а затем писала их в виде статей для СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ. Это, конечно, значительно экономило мне время и позволило заняться другой частью моей работы и оправдать то, что я назвал ее «соредактором» газеты. Она сообщила мне, что я больше не могу рассчитывать на такую ​​помощь, что все, что она напишет, будет опубликовано под ее именем. Конечно, ее целью было усложнить работу и заставить меня просить у нее все больше и больше статей ее авторства для журнала, которые, как она уже заявила, должны быть опубликованы именно так, как она их написала, без изменения даже слова. Если бы этот план увенчается успехом, как она явно намеревалась сделать, она практически стала бы редактором СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ, и это открыло бы перед ней страницы на то, с чем я не мог согласиться. Более того, я понял, что это вдохновило бы мою жену на амбиции, что рано или поздно нанесет ей серьезный ущерб и, возможно, повредит делу «Настоящей Истины». Сделав это предметом молитвы, я принял метод диктовки статей непосредственно стенографистке и увеличил размер СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ с 12-страничного журнала до 16-страничного. […]

Как раз в это время она заболела тяжелой болезнью и требовалось много помощи с моей стороны, которую я с радостью предоставил за счет других занятий, и с надеждой, что то, что я считал наказанием от Господа, сработало бы в ее пользу. Я также думал, что моя постоянная забота коснется ее сердца и вернет ее в прежнее чувственное и любящее состояние. Но я был неправ. Как только она выздоровела, тут же созвала комитет на основании Мат. 18:15-17, с особой целью склонить братьев научить меня, что она имеет равные со мной права на страницах СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ, и что я причиняю ей вред, отказываясь принять свободу действий, к которой она стремится. В комитет входили братья У. Пейдж из Милуоки, штат Висконсин, и М.М. Таттл из Питтсбурга, штат Пенсильвания. Миссис Рассел вместе с ними в составе своего комитета нашла меня в моем кабинете. Все это стало для меня большим сюрпризом, потому что дома я держал свои проблемы в секрете даже от родственников. Я заверил миссис Рассел и братьев, что очень рад, что все пошло по такому пути, и что я надеюсь, что это разрешит некоторые из моих трудностей, поскольку я не сомневался в их советах. Чтобы сосредоточивать внимания исключительно на проблемах СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ, миссис Рассел выдвинула против меня еще два обвинения, которые были зачитаны первыми. Одним из них было то, что завещание, которое я написал для моего отца по его просьбе, которое полностью выражало его пожелания, было неприемлемо для моей жены и ее сестры. Я объяснил братьям, какое завещание я написал, и они сказали миссис Рассел, что большинство людей сочтут это завещание идеальным. Она с ними не согласилась. Далее я объяснил, что посоветовал моему отцу уничтожить это завещание и написать завещание, которое соответствовало бы взглядам его жены, чтобы его последние годы были как можно более спокойными. Братья были удивлены, когда их попросили обсудить завещание, которого, во-первых, больше не существовало и которое в остальном считалось превосходным. […]

Затем настал черед подлинного вопроса, для ответа на который их попросили прийти: один из этих братьев проделал путь почти в 1200 миль. Когда братья поняли истинную цель своего визита, они были удивлены, и вежливо, но ясно сказали миссис Рассел, что ни они, ни кто-либо еще в мире не имеют права вмешиваться в администрирование СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ братом Расселом, что это только в его управлении и что только он несет ответственность перед Господом за это. Более того, они выразили мнение, что, на их взгляд, миссис Рассел имела наилучшие возможности в мире в качестве моего помощника в деле жатвы. Они сказали ей, что лично они не видят более высокой чести, и посоветовали ей придерживаться той же точки зрения, которая, очевидно, когда-то была ее собственным взглядом на ситуацию. Миссис Рассел огорчилась, не выдержала и заплакала, а затем вышла из комнаты. Затем она поняла, что, поскольку братья, входившие в комитет, прибыли по ее просьбе, то ее долг относиться к ним с большим уважением, и хотя бы немного следовать их совету. Затем она вернулась в кабинет и фактически сказала, что не может согласиться с их решением, что у нее все еще есть свои взгляды, но что из уважения к их советам она попытается посмотреть на это с их точки зрения. Позже я спросил ее прямо перед ними, готова ли она протянуть мне руку. Она, колеблясь, наконец, подала мне руку. Тогда я сказал: «Теперь ты поцелуешь меня, моя дорогая, в доказательство того, что ты изменила свое мнение?» Она, снова колеблясь, наконец, поцеловала меня и еще по-другому показала возобновление чувств в присутствии комитета. Мы надеялись, что на этом дело закончится. Этот кризис имел место близко времени Вечери Воспоминания, но, очевидно, благодаря мудрым советам, буря миновала, не выходя на публику».

Можно предположить, что Мария ожидала восстановления своих прежних привилегий, включая возможность написания статей и корректировки текстов, отправленных в редакцию. Но Чарльз не дал на это полного согласия.

Вскоре попытки удовлетворить свои амбиции повторились. Нашлось много советчиков, особенно из сестер, которые попытались оклеветать Чарльза. Было созвано специальное собрание, чтобы разобрать проблему открыто. При участии свидетелей собранию было показано, что это была очередная клевета и атака со стороны сатаны и противников пастора Рассела. Мария стала отделяться от мужа. Он написал ей письмо, в котором просил одуматься, помнить о Корее и других бунтовщиках, которых постигла нехорошая участь, и, наконец, о сатане.

Вот выдержка из того, как эту историю описал Чарльз:

«В результате весь заговор лопнул, как проколотый пузырь. Сестры в собрании и другие осознали, как жестоко они были обмануты якобы во имя Господа и во имя справедливости. Миссис Рассел была совершенно потрясена неудачей своего плана. Я надеялся, что поворотный момент наступил и ситуация может измениться в ее пользу, в мою пользу и в пользу Истины. Осторожно, вежливо и мягко я показал жене неправильность ее поведения. Я сказал ей, как неправильно было строить заговор против меня, чтобы причинить мне вред, и показал, что, если Господь, как она думала, пожелает, чтобы она заменила меня в качестве издателя СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ и главного смотрителя нынешнего дела жатвы, то Он, несомненно, сможет реализовать Свои намерения и не нуждается в плохой помощи с ее стороны. Я сказал, что Он мог бы легко позволить мне быть искалеченным или умереть в результате несчастного случая, что Он мог бы коснуться меня параличом или другим заболеванием, или что, просто коснувшись моего мозга, Он мог парализовать мой разум, и что таким образом Он мог сделать так, чтобы все, что связано с Его делом, легло на ее руки, потому что, как я ее заверил, я настолько ей доверял, что в своем завещании оставил все на ее попечение и надзор…».

Супруги, казалось, помирились и пришли к согласию. Было написано их общее письмо к собранию, и вот выдержка из него:

«Приветствуем! Мы с большим удовольствием сообщаем вам, что наш Небесный Отец милосердно выслушал ваши и наши молитвы во благо всем, кто был втянут в проблему, вызвавшую столько страданий. Кажется, что определенные моменты рассматриваемых трудностей, которые мы не смогли уловить, несмотря на все усилия, во многом были вызваны подозрениями и недоразумениями и их результатами. Совершенно неожиданным образом Господь разрешил эти трудности… Вся церковь была в затруднительном положении не только на этой неделе, но и раньше … Многие высказали мнение, что эта проблема, хотя и весьма неприятна, окажется очень ценным уроком для всех нас».

„Бог ходит таинственными путями, совершая Свои чудеса”

 Лично я чувствую, что получил большой выигрыш, и я ценю каждую подпись больше, чем ценил бы 5 000 долларов, а вторую – намного больше. Присоединяйтесь к нам и благодарите нашего Небесного Отца за избавление от такого большого испытания!

Ваш брат и слуга в Нем, ЧАРЛЬЗ Т. РАССЕЛ».

Но на этом все не закончилось. Вскоре Мария вернулась к старому. Перестала подавать руку тем, кто ее не поддержал, называя их предателями, и стала все реже посещать собрания. Вот как эту ситуацию описывает сам Рассел:

«Я не предпринимал дальнейших попыток убедить ее присутствовать на собраниях, решив, что было бы лучше для всех, если бы она отсутствовала. Я потратил еще два месяца, пытаясь всеми силами вернуть жену в ее первоначальное состояние. 9 ноября, поскольку мне пришлось уехать из города, я позаботился о том, чтобы одна сестра побыла с ней до моего возвращения. Жена согласилась, но потом уехала в Чикаго, не оставив мне ни малейшей информации. Я не знал, где она была две недели. В то время в Чикаго было самое большое собрание в «Настоящей Истине», за исключением Аллегейни, и миссис Рассел делала все возможное, чтобы завоевать расположение друзей через клевету. Насколько нам известно, только три человека попали под это влияние, как и восемь в собрании в Аллегейни. Позже, когда она заметила, что ничего там не добилась, она предложила вернуться ко мне в Аллегейни».

Итак, когда Мария уехала в Чикаго в ноябре 1897 года, по возвращению в Питтсбург она должна была снять себе квартиру и не возвращаться в Библейский Дом. Чарльз заверил ее, что продолжит оказывать ей финансовую поддержку. Это было началом сепарации в их браке. Между тем изменившаяся ситуация сделала атмосферу в Библейском Доме очень спокойной, позволив всем вернуться к своей обычной работе. Постепенно все начали чувствовать облегчение, нервное напряжение спало.

Это была личная трагедия Чарльза Рассела, а также она задела чувства многих братьев и сестер, которые были осведомлены об этих проблемах. Пережить предательство самых близких людей было нелегко, как и когда-то Христу было пережить предательство Иуды, ненависть народа, который еще несколько дней назад готов был посадить Его на престол, и даже отречение Апостола Петра и разочарование остальных учеников.

«Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12).

  * * *

РАССВЕТ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ: ДЕНЬ МЩЕНИЯ

Рассвет Тысячелетия:                          День Мщения

В начале октября 1897 года Рассел опубликовал четвертый том из серии книг Рассвет Тысячелетия под названием «Рассвет Тысячелетия: День Мщения». В 1912 году его название было изменено на «Битва Армагеддон».

Бесплатный экземпляр книги был разослан всем постоянным читателям Сторожевой Башни Сиона в виде специального октябрьско-ноябрьского выпуска этого журнала. В то же время было издано 10 000 экземпляров книг в кожаных обложках (1,25 доллара и 50 центов) и бумажных обложках (35 центов). Книга была довольно большая и состояла из 656 страниц.

Рекламный буклет книги содержит следующую информацию:

«Книга описывает конец века Евангелия. Это период приносит миру множество благ, которые вызывают трения, недовольство, проблемы и ускоряют борьбу между капиталом и рабочим классом. Вот некоторые из предметов, о которых идет речь: День мщения; Необходимость и справедливость дня мщения; Вавилон предстает перед великим судом; Его церковная неразбериха; Собрание народов и приготовление элементов к великому огню Божьего гнева; Столкновение неизбежно; Предлагаемые предохранительные меры – социальные и финансовые; Битва великого дня; Великое пророчество нашего Господа; Установление Божьего Царства и способ его провозглашения».

В то же время было опубликовано второе издание второго тома книги «Рассвет Тысячелетия: Время Приблизилось». Издание состояло из 384 страниц в твердом переплете. Пастор Рассел также начал работу над пятым томом серии книг Рассвет Тысячелетия.

  * * *

СМЕРТЬ ОТЦА

Джозеф Литл Рассел

В декабре 1897 года заболел отец пастора Джозеф Рассел. По этой причине Чарльз много времени проводил в доме своего отца, вызывая к нему многочисленных врачей. Джозеф также пролежал несколько дней в больнице, но его тело было настолько истощено, что 17 декабря 1897 года он умер в возрасте 84 лет.

Читая завещание, Чарльз с удивлением узнал, что его отец завещал большую часть имущества жене и дочери. Раньше между ними была джентльменская сделка, согласно которой Чарльз продаст Джозефу свою долю в семейном галантерейном бизнесе, который затем вернется ему в качестве наследства его отца. Чарльз не подвергал сомнению последнюю волю своего отца.

Вскоре после этого пастор написал следующие слова:

«Издатель потерял своего старейшего, проверенного и верного друга – отца по плоти и брата по духу, хорошо известного большому числу наших читателей. Ему было 84 года, и тяготы и немощи жизни в его нынешнем состоянии стали настолько сильными, что перевесили то, что приносило ему радость. Поэтому он был счастлив, когда засыпал […] Отец мужественно исполнял роль обоих родителей. Его забота, его увещевания, его помощь на пути к праведности никогда не будут забыты […] Есть мало того, о чем можно говорить, чтобы не похвалить его и не гордиться. Он любил праведность. Он жил не по плоти, но по духу».

  * * *

Несмотря на тяжкие личные и семейные испытания Чарльза Рассела, весь 1897 год был чрезвычайно благоприятным в деле Господа. Рассел отметил, что, несмотря на экономический спад, когда количество бесплатных подписок на Сторожевую Башню Сиона уменьшилось на 2 000, общее количество проданных экземпляров журнала выросло до 332 000 шт. В течение года в Библейский Дом пришла 21 000 писем, из них более чем на 14000 был дан ответ. Распространители сообщили, что по количеству проданных книг этот год был лучше, чем несколько предыдущих (всего почти 70 000 томов). Кроме того, тираж бесплатных трактатов достиг наивысшего числа (1 423 000). Было 18 пилигримов, активно задействованных в поездках, трое из которых все свое время отдавали служению. Годовые доходы и расходы Общества составили 12 065 $. По итогам года в кассе оставался 191 доллар.

  * * *


1898 год


(Расселу 46 лет)

В январе 1998 года Мария Рассел вернулась в Аллегейни и какое-то время жила в доме Джозефа и Эммы Рассел. Пастор Рассел описал этот период следующим образом:

«В январе 1898 года миссис Рассел вернулась в Аллегейни в дом своей сестры, и она, сестры и друзья начали кампанию всевозможной клеветы, не обращая внимания на правду, ходя туда и сюда, чтобы найти кого-нибудь, кто бы их выслушал, с целью причинить мне вред. Это длилось около года […]».

Все это не разочаровало пастора Рассела, и 5 апреля 1898 года он традиционно отметил Вечерю Воспоминания смерти нашего Господа в собрании в Аллегейни. Отчеты, которые позже пришли к пастору, показали, что Вечеря отмечалась аналогичным образом во многих других собраниях исследователей Библии. Цифры показали, что на это торжество пришло больше людей, чем когда-либо прежде. Чарльз был рад, что все больше и больше людей понимали и ценили важность Воспоминания.

  * * *

ПРИВЕДЕНИЕ В ПОРЯДОК ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ВОПРОСОВ

15 апреля 1898 года Чарльз Рассел передал право собственности на Tower Publishing Company (ответственной за публикацию Сторожевой Башни Сиона и большей части остальной литературы) Обществу Сторожевой Башни, Библии и Брошюр. На практике это означало передачу издательства в пользу Общества Сторожевой Башни, Библии и Брошюр. С этого момента Tower Publishing Company могла публиковать только литературу, заказанную Обществом для публикации. Кроме того, пастор Рассел передал Обществу все имущество, ранее принадлежавшее издательской компании. Таким образом, собственность на Библейский Дом, типографию и все типографское оборудование перешла к Обществу – общая стоимость оценивалась в 164 033 $. В то же время на счет Общества было перечислено анонимное пожертвование в размере 186 000 $ на покрытие расходов эксплуатации здания, закупку материалов для печати и т.п.

Конечно, некоторые оппоненты Рассела обвиняли его в том, что это решение на самом деле было попыткой уберечь собственность от возможности ее раздела на слушании по делу о разводе с Марией Рассел. Решив передать все имущество издательской компании Обществу Сторожевой Башни, Чарльз лишился права собственности на нее. Таким образом, все это не могло быть частью имущества, разделенного в случае развода. Но на самом деле Рассел все еще владел 990 из 1000 акций Общества Сторожевой Башни. Многие критиковали такое положение дел, но следует помнить, что Чарльз вложил все свое состояние в создание и поддержание этого общества. А целью общества было проведение широкомасштабной евангелизационной деятельности. Капитал пастора Рассела позволил начать, а затем расширить эту деятельность. Он выделял на это свои деньги, живя очень скромно и экономно в Библейском Доме.

  * * *

В мае вышло второе издание популярного песенника «Стихи и Гимны Рассвета». Пастор посоветовал всем исследователям Библии приобрести эти песенники и использовать их на своих собраниях. Цена для обычных подписчиков Сторожевой Башни составляла всего 50 центов, а обычно составляла 5 долларов с доставкой. Таким образом, вы можете видеть, что общество – несмотря на серьезные изменения – сохранило свою прежнюю политику низких цен, делая литературу доступной также для бедных. В том же году было опубликовано четвертое издание первого тома «Рассвет Тысячелетия: Божественный План Веков». Издание состояло из 384 страниц в трех переплетах: мягком, твердом и кожаном. Третье издание второго тома «Рассвет Тысячелетия: Время Приблизилось» и второе издание третьего тома «Рассвет Тысячелетия: Да Придет Царствие Твое» были изданы в таких же переплетах. Перепечатка всех этих томов позволила удовлетворить растущий спрос на труды пастора Рассела. Распространители снова получили право заказывать и распространять тома по всей территории Соединенных Штатов. Также большая партия книг была отправлена ​​в Канаду и Великобританию.

  * * *

ПОПЫТКА ПРИМИРЕНИЯ В БРАКЕ

Тем временем пастор Рассел сосредоточился на пятом томе серии Рассвет Тысячелетия. Раньше ему очень помогала жена. Лингвисты уверены, что Мария Рассел гораздо лучше знала литературный английский. Ранее она помогала своему мужу, сглаживая стиль и структуру предложений в статьях, написанных пастором. Это ясно видно из более ранних томов – первые три тома (Божественный План Веков, Время Приблизилось и Да Придет Царствие Твое) несколько отличались по стилю письма от четвертого тома (День Мщения). Чарльз тоже видел проблему. В поисках дальнейшей помощи со стороны жены примерно в конце лета он предпринял еще одну попытку примирения. Вероятно, именно Чарльз инициировал эти усилия. Затем он написал жене такое письмо:

«Я с удовольствием оглядываюсь назад на то время, когда ты целовала меня не менее тридцати раз в день и все время говорила, что не знаешь, как жила бы без меня; как ты боялась, что я умру первым. […] Я не буду беспокоить тебя рассказами о моей печали или вызывать твое сострадание, описывая мои чувства, когда время от времени они проходят мимо твоих платьев или других предметов, которые так ярко напоминают мне о тебе, какой ты была раньше – так полна любви, сочувствия и помощи […]».

В ответ на эти усилия Мария начала посещать Библейский Дом несколько раз в неделю, а затем переехала туда на несколько недель. Однако полного примирения в браке не произошло, и Мария снова съехала. Можно только предположить, что пастор в очередной раз отказался вернуть ей прежние привилегии и объем служения. И, несмотря на личные симпатии, Мария снова ушла.

Чарльз обеспечил свою жену достаточными средствами к существованию и лучшим домом, который у нее когда-либо был, с десятью комнатами, часть из которых она сдавала. У нее было все, что было нужно. Тем временем он сам занимался изучением Библии, а осенью опубликовал важную статью под названием «Парусия нашего Господа». В ней Рассел подробно рассказал о времени, цели и способе второго пришествия Иисуса Христа. Эта статья появилась в специальном сентябрьском выпуске Сторожевой Башни. Первый тираж в 20 000 экземпляров очень быстро разошелся, а поступающие запросы побудили пастора напечатать в ноябре еще 40 000 экз. брошюры. Были опубликованы еще четыре ежеквартальных трактата Old Theology Quarterly для облегчения дела Жатвы. А именно: Что такое душа?, Должны ли мы отказаться от надежды на Золотой Век?, Распятый со Христом и Библия против теории эволюции.

 * * * 

КОНВЕНЦИЯ В КОНСИЛ-БЛАФС

В 1898 году в Омахе, штат Небраска, проходила выставка TransMississippi and International Exposition (с 1 июня по 1 ноября), целью которой было продемонстрировать развитие всего Запада Соединенных Штатов, который простирался от реки Миссисипи до побережья Тихого океана. Ожидалось, что по этому случаю в Омаху приедут более 2,6 миллиона человек. Чтобы облегчить их прибытие, железные дороги подготовили специальные рекламные тарифы, которые привлекли внимание пастора Рассела. Поэтому было решено провести конвенцию в соседнем городе Консил-Блафс, штат Айова, с 1 по 5 октября.

На конвенции присутствовало 175 человек, большинство из которых были из штатов Небраска, Айова и Канзас, а также из отдаленных штатов Мичиган, Висконсин, Миннесота, Южная Дакота, Миссури, Иллинойс, Огайо, Пенсильвания, Мэриленд, Джорджия, Оклахома, Колорадо, Кентукки, Калифорния и Округ Колумбия.

Пастор отметил, что это была самая спокойная конвенция из всех – свободная от напряжения и трений, демонстрирующая дух кротости, терпения, снисходительности и братской любви. Все приняли участие в многочисленных лекциях и собраниях свидетельств и молитв. Крестился 41 человек, самому молодому из которых было около 30 лет, а самому старшему – свыше 70 лет. Многие участники выразили надежду, что следующая конвенция будет организована в ближайшее время.

Однако Чарльз увидел проблему, которая, по мнению многих, заключалась в расстоянии и связанных с этим расходах. Это означало, что многие люди, желающие принять участие в конвенции, не могли позволить себе приехать. Итак, на обратном пути из Консил-Блафс в Аллегейни он остановился в нескольких местах, где встретился с исследователями Библии. Самая большая встреча прошла в Чикаго, где собралось около 150 человек. Когда члены собрания в Сиппо, штат Огайо, также попросили о таком собрании, Чарльз послал к ним Хеннингеса. Таким образом, там была организована под-конвенция, в которой за 3 дня приняли участие 150 человек. Подобные просьбы начали поступать к пастору из других частей Соединенных Штатов. Все это сделало пастора Рассела духовно сильным. Он наслаждался возрастанием братской любви и желанием встречаться друг с другом, чтобы получать назидание в учениях Божьего Слова. Чарльз вернулся в Библейский Дом 11 октября. Затем он решил, что со следующего года в различных частях страны будут организовываться небольшие местные конвенции, которые тогда назывались подконвенциями. С другой стороны, генеральные конвенции также будут организованы в разных местах, чтобы позволить как можно большему количеству людей участвовать в них.

  * * *

В годовом отчете пастор написал, что в последние несколько лет он чувствовал, что его деятельность достигла максимального предела, и его нельзя было еще увеличить. Однако оказалось, что отчет за 1898 год был намного лучше, чем в предыдущие годы. В этом году в Библейский Дом пришло 29 500 писем, из них более чем на 14000 был дан ответ. Это рекордное число писем, полученных пастором Расселом. Очень хорошо развивалась работа распространителей, которую иногда называют евангелизационной работой. Многие распространители полностью бросили свою работу, посвятив свое время и таланты служению Богу, Иисусу Христу, Истине и братьям. Они путешествовали из города в город, посещали дома и искали людей, которые благосклонно отзывались о «благой вести» (Евангелии). Они много раз встречались с заинтересованными людьми в вечерние часы, помогая им понять истину Божьего Слова. Брошюры и трактаты оказались чрезвычайно полезными в этой работе. Таким образом, распространители раздали более 62 000 томов из серии Рассвет Тысячелетия и более 20 000 разных брошюр. Количество страниц в распространенных трактатах составляло почти 41 млн. В течение года было распространено более 2 млн экземпляров журнала Сторожевая Башня Сиона, в том числе более 228 000 бесплатных экземпляров для бедных. Годовые поступления и пожертвования составили 175 626 $, а общие расходы – 21 453 $. После подсчета всех остальных активов в кассе Общества Сторожевой Башни на конец 1898 года оставалось 166 948 $. Эта огромная сумма открыла пастору новые возможности для расширения его деятельности в ближайшие годы.

  * * *


Обработано на основании книги Чарльза Ф. Редекера, «Пастор Ч.Т. Рассел. Посланник Тысячелетней Надежды», с. 9-45 (англ.). Некоторая информация взята из книги Ф. Зидека «Чарльз Тейз Рассел: Его Жизнь и Времена. Человек, Тысячелетие и Послание» (англ. и пол.), а также из журнала «Сторожевая Башня»


Смотри также:

1899-1902 – Примирение между Богом и человеком (в разработке)

Подробная Биография Ч.Т. Рассела

Если вы обнаружили ошибку на странице, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: